Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Календарь
«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » 2018 » Ноябрь » 18 » Боевая слава терцев. 1-й Волгский Наследника Цесаревича казачий полк
17:32
Боевая слава терцев. 1-й Волгский Наследника Цесаревича казачий полк


"1-й Волгский полк Терского казачьего войска, единственный из терских полков, уже много лет, с 1888 г., находился на западной границе в городе Каменец-Подольский. Он имел богатое боевое прошлое и целый ряд наградных регалий: Георгиевское полковое знамя «За отлично-усердную службу и за отличие при покорении Восточного и Западного Кавказа»; восемь серебряных Георгиевских труб «За отличие в сражении при Деве-Бойну 23 октября 1877 г.»; знаки отличия на головные уборы «За отличие 30 августа 1855 г. и в Турецкой войне 1877—1878 гг.» в 1-й сотне, «За отличие в Турецкую войну 1877—1878 гг.» во 2-й, 3-й и 4-й сотнях.
Полк входил в состав 2-й Сводно-Казачьей дивизии генерал- майора Жигалина, составляя с 1-м Линейным казачьим полком Кубанского войска 2-ю (Кавказскую) бригаду (в 1-ю входили два донских полка).
Вечером 15 июля 1914 г. полки дивизии двинулись к местам, указанным в мобилизационном плане. 1-й Волгский полк, сделав два перехода в 150 верст, к вечеру 16 июля прибыл в м. Смотрич, а утром 17-го уже было выслано два офицерских разъезда для наблюдения за границей. 18 июля две сотни полка были высланы к границе для несения сторожевой службы.
В ночь с 18 на 19 июля была объявлена всеобщая мобилизация, в силу которой из полка выехали в Пятигорск офицеры, назначенные по мобилизационному плану во 2-й и 3-й Волгские полки.
К началу боевых действий офицерский состав полка был следующий:
— командир полка — полковник Яков Пацапай (командовал с 1913 г., кубанский казак);
— помощник командира по хозяйственной части — войсковой старшина Герасим Вдовенко;
— командиры сотен:
— 1-й — подъесаул Константин Лотиев;
— 2-й — подъесаул Виталий Зацепин;
— 3-й — подъесаул Владимир Агоев;
— 4-й — подъесаул Владимир Горепекин;
— 5-й — есаул Василий Бегиев;
— 6-й — подъесаул Амос Негоднов;
— полковой адъютант — сотник Александр Пегушин;
— начальник команды связи — сотник Михаил Зимин;
— младшие офицеры в сотнях: подъесаулы Федор Панкратов, Семен Портянко (в штабе 2-й Сводно-Казачьей дивизии); сотники Владимир Гажеев, Константин Гульдиев, Константин Агоев, Федор Меняков, Александр Халипов, Александр Месяцев хорунжие Николай Зимин, Глеб Голубинский, Всеволод Вдовенко, Сергей Лавров, Константин Зимин (командир конвоя начальника 2-й Сводно-Казачьей дивизии), Павел Кулеш, Николай Фисенко, Григорий Белов.
Полк насчитывал 845 строевых нижних чинов (в их числе 47 урядников) и 120 нестроевых.
В июле—августе 1914 г. казаки прикрывали развертывание в Галиции русских армий. Начались боевые столкновения с разъездами австро-венгерских гусар, появились первые пленные и трофейные лошади. 29—31 июля 1-я, 3-я и 6-я сотни вели бой с пехотой противника, пытавшейся перейти нашу границу у м. Збриж. На 1-й Волгский полк была возложена охрана границы по р. Збруч от м. Гусятин до м. Скала.
В ночь с 4 на 5 августа 1914 г. сотник Константин Агоев с 17 казаками, будучи в разъезде, атаковал неприятеля и взял в плен 27 австрийских гусар. 5 августа у селения Верховцы в ночном разъезде были убиты хорунжий Всеволод Вдовенко и казак Бараннико.
Произошло это после пятичасового боя 4 августа у м. Городок северо-восточнее Гусятина, где австро-венгерская кавалерийская дивизия усеяла все поле трупами своих солдат. Преследовала беспорядочно отступавшие колонны противника только 3-я сотня волгцев, подобравшая, например, три брошенных неприятельских орудия. Главное же заключалось в том, что «появившаяся на хвосте у отступающих венгерских полков волгская сотня в темноте навела на отступающую конницу такую панику, что она бросилась в полном беспорядке к Сатанову и через реку Збруч. Но в это время австро-венгерская пехота, расположенная на переправе, в ночной темноте открыла огонь по своим кавалеристам, думая, что это несутся на них казаки.
Венгерские гусары метались во все стороны в поисках переправы: бросались в реку Збруч и тут тонули или завязали в болоте со своими конями; те же, которым удавалось переправиться, неслись к городу Гржималову и Трембовле — почти за 40 верст от русской границы.
В конечном итоге австро-венгерская конница понесла большие потери и утратила способность для дальнейшей борьбы на долгое время, а начальник дивизии генерал Фрорайх застрелился на самом поле неудачной атаки.
После боя вахмистр Матвей Маргашев, казаки Иван Кривоносов и Петр Проценко отыскали тела убитых Вдовенко и Баранникова и под выстрелы противника привезли тела в м. Городок.
Хорунжий Вдовенко стал первым терским офицером, погибшим в этой войне.
Первым среди отличившихся волгцев стал казак Трофим Букин. Приказом по 8-й армии от 31 августа 1914 г., №57 он был награжден Георгиевским крестом 4-й степени, №9201 за то, что «31 июля 1914 г. при рекогносцировке у м. Скала в перестрелке был дважды ранен и с разбитой пулей винтовкой оставался на поле боя, личным примером и бесстрашием воодушевляя других, а 4 августа в бою у м. Городок, будучи рядом с командиром сотни, заметил австрийского офицера, стрелявшего в командира сотни, и убил его метким выстрелом»].
Георгиевскую медаль 3-й степени, №255 получил урядник Емельян Маломужев за грамотно устроенную засаду, в результате которой было захвачено в плен 2 австрийских гусара и 4 ло¬шади.
В числе первых награжденных были подхорунжий Иосиф Чумак, вахмистры Петр Галда и Тихон Коннов, урядники Иван Каньшин, Анисим Халипов, Михаил Сомов, Павел Сериков, Андрей Матющенко, сотенный фельдшер Петр Ляпин, приказные Андрей Агейченко, Алексей Копоть, Матвей Белаш, Василий Кап нин, Емельян Петренко, Степан Безнуско, казаки Павел Тре пальцов, Борис Столбовской, Михаил Маломужев, Семен Дьяков, Филипп Шкурат и др.
Первые свои Георгиевские награды получили и будущие полные Георгиевские кавалеры, известные герои Белого движения подхорунжий Николай Кулаков и старший урядник Роман Глухов….
…Дивизия продолжала двигаться на юго-запад к Карпатам. 3 сентября 1-й Волгский полк, шедший в авангарде, был задержан в верховьях притока р. Днестр у с. Лановице. 1-я и 5-я сотня, спешившись, повели наступление на австрийскую пехоту, преграждавшую путь. Около 3-х часов дня командир Кавказской бригады полковник Голощапов приказал трем сотням 1-го Волгского полка атаковать в конном строю противника. Командир 1-й сотни подъесаул Лотиев, построив сотню разомкнуто в две линии, повел ее в атаку на окопы. В таком же строю влево уступом шла 3-я сотня подъесаула Владимира Агоева, а левее уступом —5- я сотня есаула Бегиева. Четко, словно на учениях, сотни ринулись в атаку. Противник бросил окопы и укрылся за оградой с. Ланивице. В окопах было захвачено в плен 50 солдат, не счи¬тая убитых и раненых [153: 77].
4-го сентября, после решительного боя, 2-я Сводная казачья дивизия заняла город Самбор, а 7 сентября — м. Старо Място, и на этом закончился первый период «Галицинской битвы».
Ранним утром 11 сентября 1-й Волгский полк выступил в авангарде дивизии по дороге на перевал Ужок. Покатые склоны Карпат, покрытые прекрасным строевым лесом, чередовались с сочными долинами. Хорошее шоссе и тишина не предвещали крова¬вого боя. Около 10 часов утра головная сотня остановилась. Послышались выстрелы — это передовая застава отгоняла разъезды противника. Волгцы подошли к перевалу Ужок….»



«…Командир полка высылает 1-ю сотню подъесаула Лотиева отогнать противника и двигаться западнее шоссе в направлении станции Сана. В помощь ему высылается 5-я сотня есаула Бегиева, а затем 4-я сотня подъесаула Горепекина — в обход левого фланга противника. Высланная южнее шоссе полусотня 3-й сотни сотника Константина Агоева, подойдя к опушке леса, должна была спешиться, так как попала под сильный огонь австрийцев из окопов. Казаки 5-й и 2-й сотни, заметив замешательство австрийской пехоты, под метким огнем батареи бросились в атаку, захватили окопы и двинулись по густому лесу вперед. Увидев колонну австрийцев, убегавшую в тыл, казаки сотника Агоева бросились на австрийцев. Пораженные неожиданностью, они сдались в плен в числе 40 человек с офицером.
В это время в переднюю линию вливаются казаки 6-й сотни, и все три сотни бросились вперед, стремясь обойти батарею противника, ориентируясь по звуку стреляющих орудий. Они двигались по оврагу, заросшему лесом, и только вышли на опушку леса, как увидели два стреляющих орудия. Сотник Агоев приказал открыть огонь по орудиям, а затем броситься на них, но было уже поздно, ближайшее к казакам орудие успело повернуть на 90 градусов и встретило атаку картечью. Слабая цепь в 8—9 казаков была вынуждена отползти в овраг, понеся потери.
Другая небольшая группа казаков в 6—8 человек, выйдя в тыл и поднявшись на крутой откос, увидела в 50—60 шагах от себя два стреляющих орудия, а в стороне — еще три орудия и передки с конной упряжкой. Эта группа открыла огонь из винтовок и револьверов по орудийной прислуге, но очень скоро все казаки были изранены: подъесаул Негодное ранен в плечо, у хорунжего Николая Зимина пуля разбила клинок шашки и обожгла руку, сотник Агоев ранен в грудь, это стреляло прикрытие австрийской батареи, сидевшее на откосе в 400—500 шагах от казаков.
Австрийцы неудачно пытаются подать передки и вывезти орудия. Хорунжий Зимин подбегает к сотнику Агоеву, помогает ему подняться и спуститься в овраг, в лес. При этом отходе сотник Агоев получает второе ранение в плечо, а у хорунжего Зимина пулей разбита ручка нагана.
В это время в центре происходит следующее: недалеко от шоссе, у северной опушки леса, войсковой старшина Вдовенко группирует отбившихся казаков 2-й, 3-й и 6-й сотен и сотню 16-го Донского полка, подошедшую на усиление волгцев. Командир Оренбургской батареи есаул Пастухов выходит со взводом на шоссе, но успевает сделать по батарее противника не больше двух- трех выстрелов, как вражеский снаряд попадает в телеграфный столб, осколками тяжело ранило есаула Пастухова, его младшего офицера, казаков и лошадей. К 3 часам дня 5-я сотня с подошедшей сотней 16-го Донского полка и двумя пулеметами дивизионной пулеметной команды заняла с боем сопку, что западнее железной дороги, куда подошла и 1-я сотня, успешно выбивая противника из окопов и забирая пленных.
Скоро противник дрогнул и стал покидать окопы. Казаки ворвались в лес и окончательно опрокинули австрийцев, большая часть которых в панике стала убегать в глубь леса и сдаваться в плен. Казаки разбились на группы и местами, где противник оказывал сопротивление, вступали с ним в рукопашную. Было около четырех часов дня, когда подъесаул Лотиев с группой казаков в 25—30 человек вышел к полотну железной дороги и неожиданно увидел по ту сторону пути два неприятельских орудия, около которых копошилось человек 20 австрийцев, собираясь стрелять. Казаки находились в тылу у противника, и он их не заметил!
Пулеметчики по знаку командира сотни открыли огонь по артиллерийской прислуге и около половины ее осталось на месте убитыми и ранеными, а остальные укрылись в будке. Казаки бросились к будке, где спряталось около 30 австрийцев.
Тут же были обнаружены передки орудий с упряжкой, из которых несколько лошадей было убито и ранено. В это же время сотник Гажеев с казаками 5-й, 1-й и 4-й сотен вышел с фланга и тыла роты прикрытия батареи и уничтожил ее. Оставив на месте человек десять казаков, подъесаул Лотиев перешел на другую сторону полотна и, кроме этих двух орудий, увидел шагах в 400-х еще 3 орудия. Как только австрийские пушки при неожиданном появлении казаков 1-й, 5-й и 4-й сотен перестали стрелять, цепи казаков 2-й, 3-й и 6-й сотен и сотни 16-го Донского полка под общей командой войскового старшины Вдовенко ворвались на батарею, захватив пять орудий.
Так закончился памятный для 1-го Волгского полка день 11 сентября 1914 г., когда усилием всех сотен, при мощной поддержке Оренбургского артиллерийского дивизиона, он сбил заслон австрийского пехотного полка, захватил пять артиллерийских орудий с передками, упряжью и снарядами и взял в плен более 300 австрийцев при нескольких офицерах.



За храбрость и отвагу в деле 11 сентября войсковой старшина Вдовенко, есаул Бегиев и сотник Константин Агоев были награждены Георгиевским оружием, а подъесаул Владимир Агоев получил орден св. Георгия 4-й степени.
Взяв перевал Ужок и открыв этим путь через Карпаты, 1-й Волгский полк 13 сентября был уже в 36—40 верстах от перевала на пути к городу Ужгороду, чем вызвал спешную переброску венгерской пехотной дивизии.
… Волгский полк считался одним из лучших на Юго-Западном фронте и его постоянно направляли на самые трудные и тяжелые участки. Но чем больше полк завоевывал себе славы, тем больше росли его потери. Настоящая трагедия произошла 11 декабря 1914 г. у селения Ветржно в Карпатских предгорьях. Очевидец этих событий полковник (тогда сотник) Николай Зимин так описал эту трагедию: «9-го декабря несколько сотен 1-го Волгского полка были спе- шенно высланы на позицию. Вечером дивизия повела общее наступление на противника и заняла с. Ветржно. 10-го декабря дивизия продолжала огневой бой с неприятелем, защищавшим Дуклинский проход. 11 декабря с раннего утра бой возобновился с еще большей силой. Почти все офицеры полка во главе с командиром полка вышли на окраину села и наблюдали за боем, куда вскоре прибыл и начдив генерал Павлов.
Обратив внимание на мортирную батарею противника, которая ясно вырисовывалась на фоне леса у подножья Карпат и особенно беспокоила нас, генерал Павлов в раздумье оказал: «А, пожалуй, эту красиво расположенную батарею можно взять». Полковник Пацапай, человек с большим самолюбием, решил, что эти слова относились к нему, и стал действовать. Вызвав войскового старшину Вдовенко и командиров 1-й, 2-й и 3-й сотен, дал им задачу обойти противника и наступать на его правый фланг, добавив: «А в нужный момент мы вас поддержим».
Сделав глубокий обход, сотни под огнем противника с фронта стали наступать на его левый фланг. Приблизившись к неприятелю на 200—300 шагов, они заняли опушку леса, а частью залегли в лощине. В это время сотни позади себя услышали конкий топот и увидели, как по лесной дорожке мчалась сотня 17-го Донского полка.
Австрийцы сразу перенесли свой огонь на конную сотню. Наши цепи, увидев атакующих донцов, с криком «Ура!» бросились вперед на противника, который, бросая оружие, с поднятыми руками стал выходить из окопов и леса и сдаваться. Было взято в плен 150 австрийцев при двух офицерах и два пулемета. У нас был ранен подъесаул Панкратов. Бой на нашем участке затих. Сотни двинулись дальше на юг, на неприятельскую батарею. Войсковой старшина Вдовенко послал казака в штаб с донесением и запросил о дальнейших действиях. Около 10 часов вечера посыльный вернулся с приказанием начдива сотням немедленно вернуться. Только позже мы узнали о той драме, которая разыгралась с нашим вторым дивизионом.
Между 4 и 5 часами дня, когда уже наступали сумерки, командир полка услышал «Ура!» 1-го дивизиона и верный своему слову — «В нужный момент мы вас поддержим» — повел в атаку в конном строю 2-й дивизион прямо на пехотные цепи противника по направлению к Дуклинскому проходу. Австрийские цепи стали быстро отходить назад. Дивизион наметом, посотенно, под убийственным огнем, неся потери, продолжал атаку. Головная 5-я сотня неожиданно налетела на неприятельские окопы, лошади частью остановились, а частью повернули назад, получилось замешательство. Командир сотни есаул Быков и младший офицер подъесаул Голяховский были убиты, половина сотни убита. Командир полка полковник Пацапай, будучи на правом фланге головной сотни, был убит в висок навылет в нескольких шагах от окопа.
В 6-й сотне также много убитых и раненых, между ними есаулы Бегиев и Петр Вертепов, а подъесаул Панкратов умер от ран. Тяжелые потери потрясли всех...»



В 1-м Волгском полку в 1914 г. число «11» считалось роковым. В этот день полк вел упорные бои и нес кровавые потери: 11 августа — у г. Монастыржиска, 11 сентября — за перевал Ужок, 11 ноября — у с. Токошаны и 11 декабря — у с. Ветржно.
12 декабря 1-я, 3-я и 4-я сотни под командой войскового старшины Вдовенко на рассвете зашли лесом в тыл противника и неожиданно его обстреляли, после чего неприятель силою около батальона выкинул белые флаги и сдался. Оставшиеся в селе 2-я, 5-я и 6-я сотни подобрали всех убитых вчера. Местность около окопов была покрыта телами убитых казаков и лошадей. Казаки понесли тяжелые потери, но Дуклинский проход был освобожден от противника, и русские главные силы опять вошли в Карпаты, преследуя по пятам отступающего противника.
Больше года полковник Солнышкин водил в бой волгцев, множество славных дел они записали на свой счет. Не раз начальник дивизии генерал Александр Павлов, а затем и сменивший его генерал Петр Краснов выражали благодарность терцам. Весь январь 1915 г. 1-й Волгский полк нес сторожевую службу, занимая с. Ясионка. По очереди две сотни выходили на сутки в охранение, а затем сменялись следующими двумя сотнями. Ежедневно происходила перестрелка между передовыми частями…
Это был первый продолжительный отдых с начала войны, который продлился до 21 апреля. За это время казаки привели себя в порядок и поправили отощавших коней. Вернулись после выздоровления от ран подъесаулы Зацепин, Хетагуров, Гажеев, хорунжий Николай Зимин, Сергей Лавров. Полк снова принял вид хорошей строевой части.
23 апреля Сводная казачья дивизия прибыла в город Тарное и начала прикрывать отход русской армии.
15 июня 1-я, 2-я и 4-я сотни под командой полковника Токарева, недавно прибывшего в полк из Собственного Его Императорского Величества Конвоя, были высланы для прикрытия отхода артиллерии и пулеметов. Спешившись, сотни вступили в бой с наступающей немецкой пехотой и на время остановили ее, чем дали возможность уйти русской артиллерии и пулеметам. Во время этого боя были ранены полковник Токарев, хорунжий Сергей Лавров и прапорщик Борис Лавров.
В дальнейшем части дивизии, перебрасываемые с места на место, оказывали помощь отступающей пехоте.
20 июля Кавказская бригада прибыла в посад Савин, где ее принял новый начальник дивизии генерал Краснов. 21 июля полку было приказано занять лес у посада Савина. В этот день командир XIV корпуса, которому в это время была подчинена дивизия, вызвал к себе генерала Краснова и приказал ему какими угодно средствами задержать наступление немцев — пехотные полки корпуса, обессиленные и расстроенные, отходили, несмотря на помощь спешенных сотен 16-го и 17-го Донских полков.
В сумерках прибыл ординарец с приказанием начдива спешно выслать две сотни 1-го Волгского полка. Было около 9 часов вечера, когда дивизион Волгского полка — 2-я и 6-я сотни — под командой есаула Амоса Негоднова спешно подошел к Гродеку, где есаул Негоднов получил от генерала Краснова приказание — в конном строю пройти цепи нашей пехоты, ободрить ее и атаковать немцев, имея направление вдоль горящей д. Чукчица. На единственный вопрос есаула Негоднова: — Проходима ли местность? — получил ответ: — Да, с Богом, кресты за вами.
Есаул Негоднов назначил в 1-ю линию 2-ю сотню подъесаула Серикова, а во 2-ю — 6-ю сотню хорунжего Кулеша, шедшую уступом справа за 2-й. Свое место указал между сотнями. Казаки, сняв шапки, перекрестились и молча двинулись вперед. 2-я сотня, перестроившись для атаки лавой, молча продвигалась вперед, а пройдя окопы нашей пехоты, встретив немецкие цепи, с криком «ура» бросилась на них. 6-я сотня, перестроившись разомкнуто по полусотенно и двигаясь уступом, справа за 2-й в 300 шагах, атаковала немцев.
Генерал Краснов, скакавший с адъютантом и ординарцами за сотнями, так описал этот бой: «От луны и пожара в деревне Чукчице было светло, несмотря на то, что июльская ночь уже наступила. Несколько мгновений мы скакали в полной тишине. Потом, вдруг, сразу затрещали ружья и забил свою редкую строчку немецкий пулемет, сейчас же раздался неистовый гик и крики «ура» — волгцы бросились в атаку. Стрельба продолжалась недолго, потом снова стало тихо, где-то в отдалении опять прогремело «ура», раздалось еще несколько выстрелов, и все смолкло. Навстречу нам стали попадаться пешие казаки, потерявшие убитыми коней, идущие назад.
— Наши ну побили... Всех... Чисто... Хорунжий Кулеш убит... В ихний окоп, сказывают, свалился, кинжалом оборонялся, да очень много на его навалилось, казаки не поспели на помощь... На штыки подняли... — быстро на ходу рассказывали они нам.
Мы переехали окопы. Много лежало там немецких тел и совсем почти не было видно наших. И главное: тишина кругом, лунный свет и зарево пожара слева. Мы ехали совсем одни, но не было страшно. Уже чувствовался тот неуловимый запах победы и отсутствие неприятеля, что давало отрадное спокойствие. Так мы проехали должно быть около трех верст, когда вдали показалась темная колонна конницы. Есаул Негодное собрал свои сотни и вел их назад».
Как оказалось, появление казаков было так неожиданно — ночь прикрыла их появление — что немцы подпустили первую лаву без выстрела. Казаки, проскакивая через немецкие цепи, рубили их метким ударом.
За первой немецкой цепью оказалось еще до шести цепей. Каждый казак теперь был предоставлен самому себе. Луна и зарево пожара, хотя и достаточно освещали, чтобы видеть все вокруг себя, но вдали все скрывалось в голубом лунном сумраке. Управлять частями стало невозможно. Вот тут и сказались отличные качества терских казаков, которых никаким обучением добиться нельзя. Ни ночная обстановка, ни множество неприятеля, в шесть раз превышавшего числом наши две сотни, ни отсутствие команд и приказаний не смутили казаков. Каждый знал, что чем больше он поразит неприятеля, тем скорей достигнет победы. Рубили шашками, стреляли с коня в упор из винтовок по залегшим пехотинцам, свалившиеся с раненых и убитых лошадей хватались за кинжалы, наконец, просто дрались кулаками и зубами.
2-я сотня проскакала первые цепи немцев почти без потерь, но порубить всех не смогла. Лава шла жидко, цепи же лежали густые. Оставшиеся нетронутыми немцы встретили страшным огнем шедшую на уступе 6-ю сотню. Откуда-то справа с бугра зачастил пулемет, нанося потери казакам. Командующий сотней хорунжий Кулеш упал с убитого коня и был окружен немцами. Он рубил немцев шашкой пока она не сломалась, затем кинжалом, пока не был убит. Младший офицер 2-й сотни хорунжий Борис Вдовенко был ранен, но остался в строю. Под вахмистром шестой сотни Старицким упал убитый конь. Шашка была подмята под лошадь. Немцы толпой навалились на Старицкого. Он выхватил кинжал и бросился в их толпу, прокладывая себе дорогу кинжалом. Младший урядник 2-й сотни Богаевский, потеряв коня убитым перед самыми окопами, бросился бегом за казаками, крича: «Братцы, коня!.. Коня мне какого ни на есть дайте!.. Я им покажу», — и пеший врубился в немецкую цепь.
В ходе атаки есаул Негоднов прошел наметом около четырех верст, рубя бегущих немцев, и остановился лишь тогда, когда дошел до сильно болотистого ручья, через который шла только одна очень узкая гать. По ней пришлось бы переходить ручей по одному. За гатью виден был ярко освещенный господский дом. Там были слышны крики и стук колес. Там была паника. Есаул Негоднов не рискнул идти за болото. Задача была выполнена, шел одиннадцатый час ночи, и было ясно, что немцы не скоро оправятся.
Во время атаки был убит хорунжий Кулеш и ранен младший офицер 2-й сотни — хорунжий Вдовенко. В двух сотнях, атаковавших немцев, было 191 человек, из них было убито: офицеров 1, казаков 8, ранено: офицеров 1, казаков 12. Из лошадей 11 убиты, 25 ранены. Неожиданная конная атака ошеломила немцев и приостановила наступление немецкой пехоты на два дня, что дало возможность не только вывезти парки и обозы, но и подготовиться на следующих позициях нашей пехоте.
Ночной атакой 21 июля 1915 г. 1-й Волгский полк вписал новую страничку славы в историю Терского казачьего войска. 2-я и 6-я сотни были представлены к отличию на папахах с надписью «За ночную атаку 21 июля», командир дивизиона есаул Негоднов и командиры сотен подъесаул Сериков и хорунжий Кулеш полу-, чили орден св. Георгия 4 степени, а хорунжий Вдовенко — орден св. Владимира 4 степени с мечами и бантом. Все казаки двух сотен получили Георгиевские кресты или медали, что показывает, какое значение имела эта атака в оценке командования.
….В бою 31 августа у м. Гулевиче командир 5 сотни подъесаул Владимир Агоев, имея задачей движение на стекольный завод, по своей инициативе двинулся с сотней не на завод, а перешел вброд реку Ставок, переплыл реку Стоход, вышел в тыл и произвел панику у противника. Заняв с. Езерцы, казаки захватили в плен канцелярию и 28 солдат австрийского пехотного полка и заняли единственный путь отступления противника, чем принудили, после трех часов боя, сдаться находившийся в Гулевиче батальон. В этом бою волгцами было взято: 4 офицера, 283 солдата, два пулемета и обоз противника.
….В конце сентября 1915 г. отступающая русская армия получила приказание остановиться и короткими ударами заставить немцев прекратить переброску войск на Западный фронт. В эти дни в Ковеле грузились немецкие пехотные дивизии. Помешать погрузке было поручено IV Кавалерийскому корпусу генерала Гилленшмидта, в который входила 2-я Сводная казачья дивизия, для чего нужно было прорвать расположение австро-германцев и пройти, возможно, дальше за Стоход, к Ковелю….
… В середине декабря 1917 г. 1-й Волгский казачий полк возвратился с фронта на родной Терек. К сожалению, его приезд обернулся трагедией для всего Терского войска. Для встречи полка на станцию Минеральные Воды приехал Войсковой Атаман М.А. Караулов. Поздравив казаков с прибытием, Атаман отбыл обратно, но до Владикавказа не доехал. 13 декабря на станции Прохладной Михаил Александрович, его брат подполковник Владимир Караулов, хорунжий Белоусов и депутат Войскового Круга Султанов были злодейски убиты солдатами, возвращавшимися с Кавказского фронта.
Прибыв в родной Пятигорский отдел, где не был уже много лет, 1-й Волгский полк разместился в станице Кисловодской.
Через несколько дней, для усмирения ингушей, грабивших Владикавказ и нападавших на казачьи станицы, полк без лошадей по железной дороге был направлен во Владикавказ и около месяца простоял в станице Сунженской, а 1-я сотня — на Тарских хуторах.
Из этой командировки полк вернулся в январе 1918 г. в станицу Горячеводскую, где должно было произойти переформирование. Казаки, участвовавшие в войне, отпускались по домам, а на смену им приходили казаки, по разным причинам остававшиеся дома, но наступил развал, никто на смену не прибыл, и 1-й Волгский полк в марте 1918 г. фактически распался. Официально он был расформирован в мае 1918 г."

Источник: Киреев Ф.С. «Боевая слава терцев: Терские казачьи части на фронтах Первой мировой войны 1914—1918 гг.» — Владикавказ, ГУП «Издательство «Ир», 2016 — 159 с., ил.

На фото - казаки 1-го Волгского полка.

ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ ССЫЛКА НА САЙТ СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Категория: Из истории казачества | Просмотров: 5136 | Добавил: Admin2 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar