Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » 2018 » Декабрь » 27 » ЧУМНОЙ БУНТ В БОРГУСТАНЕ
12:24
ЧУМНОЙ БУНТ В БОРГУСТАНЕ

Храм в станице Боргустанской. Рис. Флориана Жиля, 1859 г.

В начале июля 1894 года в станице Боргустанская произошли массовые беспорядки, вызванные нежеланием основной массы населения выполнить противочумные меры ветеринарных служб. Конфликт был обусловлен тем, что противочумные мероприятия предусматривали забой больного скота, без каких-либо компенсаций со стороны властей. Население районов, где была объявлена эпидемия, очень не хотели терять свой скот, ведь для кого-то из них, корова была единственной кормилицей в семье, не говоря уже про рабочих волов, без которых невозможно было вести домашнее хозяйство. В связи с этими обстоятельствами, население или затягивало исполнение противочумных мероприятий, или откровенно мешало их проведению.

Еще в начале марта станичники обратили внимание, что среди станичного скота появились признаки некой болезни, которую ветеринарные врачи распознали как дифтерия. Для локализации болезни, были приняты срочные меры, весь больной скот был собран в отдельном месте, и огорожен базом. 14-го мая на имя атамана Пятигорского отдела полковника Чикова поступило донесение, что в станице Боргустанская обнаружена дифтерия, и станичники оказывают противодействие работе ветеринаров, не содержат положенных в таких случаях караулов, самовольно уходят с карантинных постов и т.п. Старший помощник атамана Пятигорского отдела войсковой старшина Пегушин Андриан Иванович, вместо того, чтобы разобраться в ситуации и оказать содействие ветеринарам, ограничился рекомендацией атаману станицы уряднику Андрею Коляда, арестовать казаков Пугача и Гусака, за самовольные отлучки с постов.

Кроме выявленной весной дифтерии, в июне месяце была обнаружена чума. С целью не дать распространения болезни, в станице был объявлен карантин запретивший въезд и выезд из станицы, как на повозках, так и верхом. При этом, на полевых работах разрешалось использовать рабочий скот, но не въезжать на нем в карантинную зону. Ветеринарными врачами был оперативно разработан целый комплекс противочумных мероприятий способных задушить эпидемию в самом ее начале. Но, казаки станицы вместо помощи ветеринарам оказали их работе всяческое сопротивление.
Так в ночь на 3-е июля толпа женщин и мужчин, бросилась к базам, где находился больной скот, разорила его и забрала скот. Через несколько дней, казачки, сговорившись, вооружившись палками, вновь набросились толпой на карантинных казаков, охранявших в поле стадо коров. Избив сторожей палками, казачки угнали стадо в станицу и разобрали коров по дворам. В следующие дни население станицы оказало полное неповиновение врачам из «Чумной комиссии», угрожали в их адрес, и даже нанесли рану станичному атаману и еще 3-м казакам, пытавшихся оградить врачей от насилия со стороны разъяренной толпы станичников. Причем в доме занимаемым офицером и ветеринарным врачом, были выбиты стекла камнями.

Хорунжий Поляков, наблюдавший за исполнением противочумных мер, 6-го июля вновь донес атаману Пятигорского отдела, что никакие принимаемые меры не в состоянии прекратить усилившиеся беспорядки, что ни одно из предписаний ветеринарных врачей не исполнялись. Узнав об этом происшествии, атаман Пятигорского отдела никаких мер не принял, и отдал приказ заменить названного хорунжего Полякова сотником Лысенко, арестовать станичного атамана урядника Коляда на 7 суток за допущение беспорядков, а о самих беспорядках составить протокол.
Прибыв в мятежную станицу, атамана отдела полковник Чиков, хотя несколько успокоило население, но никакие его приказы и увещания не могли привести казаков к полному повиновению, и они продолжали упорно отказываться от исполнения противочумных мероприятий.
Наказной атаман Терского Войска генерал Каханов Семён Васильевич, получив 6-го июля телеграмму от атамана Пятигорского отдела о возникших беспорядках в станице Боргустанская, в тот-же день выехал в Пятигорск. Выслушав подробный доклад полковника Чикова, наказной атаман решил не прибегать к каким-либо силовым мерам, и лично отправился в станицу, надеясь путем уговоров повлиять на казаков, и заставить их подчиниться требованиям начальства.
Прибыв в станицу 7-го июля, наказной атаман застал станичников на площади, где служили молебен, по окончанию которого генерал Каханов направился к ожидавшей его толпе казаков собравшейся возле станичного правления. Поздоровавшись с казаками, наказной атаман упрекнул их в неповиновении, указал им на то, что в Терском Войске подобного ослушания еще небыло и что своим поведением они позорят все Войско.

Между тем довольно обширная станичная площадь все больше и больше наполнялась женщинами-казачками, число которых доходило до нескольких сотен. В то время, когда казаки вели себя прилично, женщины стали позволять себе грубые выкрики и выражать свое недовольство в адрес начальства. Генерал Каханов, зная какую негативную роль сыграли женщины в предшествующих беспорядках, сказал, что с ними они разговаривать не будет, и попросил всех казачек удалиться с площади. Такие слова еще больше возбудили возмущенных казачек, которые сочли себя публично оскорбленными. Они даже и не подумали покинуть площадь. Тогда для их разгона были призваны казаки 2-й очереди запаса ранее собранные станичным атаманом по приказу генерала Каханова. Упрямые казачки оказали яростно сопротивление казакам, и потребовалось немало времени, чтобы освободить от них площадь и удалить бунтарок за церковь.
Когда на площади остались одни казаки, наказной атаман, зная из донесения атамана отдела имена всех зачинщиков, вызвал 9 наиболее активных из них, и приказал взять их под арест, и отправить в станицу Ессентукскую. Когда был исполнен его приказ, генерал Каханов обратился ко всем присутствующим казакам, подробно объяснил необходимость выполнения все противочумных мер, с целью скорейшей ликвидации эпидемии. Но, толпа казаков все время пока выступал наказной атаман, обрывала его криками. Тогда генерал Каханов, поняв невозможность в данный момент успокоить недовольную толпу казаков, и надеясь на ее постепенное успокоение, приказал казакам разойтись по домам, пообещав продолжить разговор на следующее утро. Казаки несколько раз проигнорировали приказ наказного атаман. После этого, генерал Каханов громким голосом скомандовал: - Смирно! Кругом, марш! Звучный голос начальника, подействовал отрезвляюще на казаков, и повинуясь воинской дисциплине, казаки нехотя повернулись и стали уходить с площади. В этот момент, несколько казаков остановили толпу и с подошедшими к ним казачками стали кричать, что они не уйдут с площади, и не позволять проводить в станице никакие противочумные мероприятия. Вновь толпа стала волноваться, и никакие приказы уже на нее не могли подействовать.
Желая все-же успокоить станичников, генерал Каханов обратился к станичникам с просьбой, выбрать одного уважаемого казака и казачку, чтобы поговорить с ними наедине, и еще раз объяснить необходимость проведения противочумных мер, с условием, что казаки выполнят его первый приказ и разойдутся по домам. Толпа станичников, хотя и выбрала двух доверенных лиц, продолжала стоять на площади, и подстрекаемые своими жена потребовала освобождения арестованных казаков. На этот ультиматум станичников, генерал Каханов заявил, что арестованные будут освобождены, если он, видя неповиновение казаков, уедет из станицы, с тем, чтобы вновь вернуть уже с войсками, и силой навести порядок.
Неоднократные увещания и напоминание об ответственности не могли образумить толпу, которая продолжала настаивать на освобождении арестованных, и потому генерал Каханов, нашел свое дальнейшее присутствие бесполезным. Он выехал из станицы вместе с судебными властями и бывшими в станице офицерами, приказав после своего отъезда, в виду буйства толпы, освободить арестованных. В тоже время генерал Каханов приказал выдвинуть из Пятигорска Нижегородский драгунский полк, который подошел к станице 10-го июля и, согласно полученного приказа расположился на входе в станицу.
Утром 11-го июля, наказной атаман Каханов вновь подъехал к станице, и приказал драгунам войти в станицу и расположиться вокруг церкви. После этого генерал Каханов направился к зданию станичного правления, перед которым уже собралась толпа казаков около 200 человек. Подъехав к толпе, еще до вступления драгун на станичную площадь и поздоровавшись с казаками, наказной атаман спросил их, одумались ли они и исполнят ли его требование, на что получил ответ казаков: - Нет, не согласны!
Когда драгуны заняли площадь, генерал Каханов, вновь обратился к казакам с речью. Он, сказал, что в первый раз приехал к ним один, думая, что сможет путем уговоров привести их в порядок, но увидев в казаках полное забвение долга и присяги, вынужден был обратиться за помощью к войскам. Теперь он приехал с драгунами не уговаривать казаков, а требовать немедленного исполнения своих приказов. Окончив свою речь, наказной атаман вновь услышал от непокорных станичников крик: - Не согласны!

Услышав ответ станичников, наказной атаман стал вызывать поименно всех зачинщиков беспорядков, указанных в донесении атамана Пятигорского отдела, но никого из них в толпе не оказалось. Отдав приказ о розыске зачинщиков, и желая избежать нежелательных насильственных мер, наказной атаман вновь обратился к станичникам. Он еще раз спросил, желают ли они подчиниться и исполнить всё, что им объявлено? Но и на этот раз казаки ответили: - Не согласны! Тогда, наказной атаман, предположил, что некоторые казаки идут на поводу у толпы, и стал обращаться к станичникам с просьбой ответить только за себя, согласны ли они выполнить требование ветеринаров. В ответ, казаки отвечали: - Не согласны, как решить общество!
Вероятно устав от упрямства боргустанцев, наказной атаман приказал особо ярым станичникам выйти из толпы, после чего им было объявлено, что они будут наказаны розгами. Когда принесли розги, казаки с криком: - Мы все ляжем под розги!, бросились вперед, и захватив вызванных для наказания станичников, сплотилась еще теснее, отойдя спиной к зданию станичного правления. На приказ наказанного атамана отойти от здания станичного правления на середину площади, казаки ответили категоричным отказом. После этого, генерал Каханов отдал приказ командиру Нижегородского драгунского полка оттеснить казаков на середину площади. С этой целью был спешен первоначально один взвод, а потом два эскадрона. После очередных уговоров, драгунам был отдан приказ с помощью прикладов оттеснить казаков на середину площади. При этом, драгунам настоятельно рекомендовалось избегать бить прикладами по головам казаков. Выполнив приказание, драгунам был подан сигнал – отбой, эскадроны отозваны, а казакам получившим раны, была оказана медицинская помощь.

Не смотря на применение силы, казаки продолжали упорствовать, и только вид пострадавших от ударов прикладами, заставил их отойти к церковной ограде. В этот момент несколько казаков всё же согласись выполнить ветеринарные требования, но основная масса продолжала стоять на своем. Опять продолжились уговоры со стороны начальства, многих крикунов драгунам пришлось вытащить из толпы и припугнуть розгами. Только после этого, казаки, одумавшись, повернули направо, и присоединились к тем станичникам, кто ранее изъявил покорность.
Так, завершились беспорядки в станице Боргустанской. Упрямая, и доселе непослушная толпа казаков, в тот же день, по указанию ветеринаров приступила к выполнению всех необходимых противочумных мероприятий.
На вопросы наказного атамана, почему они довели до того, что против них должны были направить войска и не согласились на требование раньше. Успокоившиеся станичники, не стесняясь, отвечали, что они не могли, так как среди них были подстрекатели, которые угрожали согласившимся поджогами, и имена этих подстрекателей уже известны наказному атаману, именно их он хотел наказать розгами.
Арестованных оказалось 24 казака и 7 казачек, которых по приказу наказного атамана отправили в Пятигорскую тюрьму для судебного разбирательства.
За халатное отношение к должностным обязанностям, несмотря на неоднократные требования наказного атамана о строгом соблюдении всех противочумных мер, атаману Пятигорского отдела полковнику Чикову и старшему помощнику войсковому старшине Пегушину, приказом по Терскому Казачьему войску от 10-го августа 1894 года, объявлен выговор. Чуть позже, 23 августа, по приказу наказного атамана генерала Каханова, на должность атамана станицы Боргустанская был назначен варяг, им стал урядник Макар Уваров из станицы Алхан-Юртовская (Ермоловская). Этим и завершился «чумной конфликт» в Боргустане.

Андрей Петров, г. Самара
Категория: Станицы. Храмы | Просмотров: 5004 | Добавил: nata-grebenek | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar