Разделы
Помощь сайту
Поиск
Календарь
«  Февраль 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829
Вход на сайт

Главная » 2024 » Февраль » 27 » Казак Сиромаха и хан Кучум. Сибирь.
04:48
Казак Сиромаха и хан Кучум. Сибирь.


Оказался злой хан Епанчи в геенне огненной. Приковали его шишиги крепко накрепко с столбу раскаленному, из которого сера дымом исходила всякий раз, когда Епанчи отвязаться пытался, чтобы сбежать. Хоть и вампир был, много кровушки людской попил, но тяжко ему было глубоко под землей в царстве абсолютного зла, где правил сам Вельзевул – князь бесовский, самый могущественный из всех злыдней что есть. Спускалась время от времени под землю, в царство Вельзевулово и Марена – помощница Епанчи. Как наберет целый мешок душ грешников, так и сразу вниз их тащит. А там уж, в геенне огненной, бесы сразу души грешные в котлы сажали и варили их, приплясывая и подвывая. Радость для нечисти душа грешника, не раскаявшаяся. Куражатся слуги Вельзевула в царстве его. По земле им ходить не так вольно. То благовест с церковной колокольни звоном раздается да так, что у бесов уши лопаются. То крестный ход по дороге навстречу попадется. Приходится нечисти бежать куда подальше. И что еще хуже – святая вода на шкуру попадет, так насквозь прожигает. Вот и выходят слуги Вельзевула на землю по ночам, дабы никто не мешал им козни людям творить. Но одним злыднем на земле меньше стало. Утащили хана Епанчи шишиги под землю. Постарались казаки. Снова верх над нечистой силой одержали. Молитва и вера в Господа помогает не только с врагами рода человеческого бороться, но и с нечестивцами в образе человеческом. Но и вороги не дремлют. Меньше их не становится.
Как победили казаки хана Епанчи и войско его, захватили богатый ясырь, как награду. Золото да каменья драгоценные, что Епанчи лихими делами своими собирал. Ему ни к чему уже, а казакам сгодится. Оружие, да припасы для нужд войска приобретать. Золота было столько, что казаки его унести не смогли. Нашли место укромное и закапали его во сыру землю, да место то приметили. Чует Епанчи под землей, где золото его спрятано, а дотянуться не может. И от этого ему еще хуже. А казаки по реке Тура спустились в ее низовья и там еще одну победу одержали над войском шести местных ханов, что объединились супротив них. Разметали басурман казаки. Да не все так просто, как хотелось. Чем дальше в Сибирь углублялся отряд Ермака, тем сильнее встречался противник. Хан Маметкул со своими татарами встал на пути казаков у реки Тобол. Великое множество воинов было у Маметкула. Легкой ему казалась победа над Ермаком и товарищами его. Стал дух у казаков колебаться, когда увидели они полчища татар. Но сам Святой Никола Угодник явился пред казаками и воодушевил их на сражение. У Долгого яра встретились два войска. Видя, что татар орда целая, пошли казаки на хитрость. Отвели свои струги по реки назад, будто испугались. Три дня к бою готовились. На четвертый день увидели татары струги казачьи и давай по ним стрелять из луков. Смотрят и диву даются. Вроде люди на стругах и стрелы в них попадают, но не падают казаки. А когда струги ближе подплыли, поняли татары, что их обхитрили. На стругах то чучела из хвороста сидели, да всего горстка казаков, что в ответ из луков отстреливались. А основное войско обошло по берегу и в тыл татарам ударило. Только поздно было татарам что то думать. Разбили их казаки. А Маметкул с оставшейся кучкой воинов убежал.

Дальше двинулись казаки. Хотели всю Сибирь от басурман освободить. Дошли они до юрта Карачи. И стоял юрт сей на полуострове, что в шестнадцати верстах от устья Тобола. Богатым был юрт Карачи. Безчисленное множество татар было собрано для его защиты. Столько много собралось басурман, что страх объял казаков. Но и здесь молитва помогла и вера в Создателя. Убедили Атаманы казаков принять бой. А чтобы веру укрепить, объявили сорокадневный пост для всех. И вот по окончании поста явился казакам Образ Спаса. Был он один в один схож с тем, что был на иконе, которую богомаз из их войска намалювал. И икону ту завсегда казаки с собой в походы брали. Укрепился дух казачий и вот августа первого дня пошли они на штурм юрта Карачи. Завязался бой. И видели казаки, что сам Спас им помогает. Овладели они юртом. Богатый юрт оказался. В нем выделывали татары и оружие и кольчугу и сбрую всякую. Заняв юрт и победив татар, получили казаки в нем добычу большую. Серебра и каменьев драгоценных. А еще провианта всякого: хлеба, скота, меда. Предстоял казакам еще один, последний бой за столицу Сибири – Искер.
Прознал про победы казаков хан Сибирский Кучум. Разозлился. Стал войско спешно собирать-готовить, чтобы на отряд Атамана Ермака напасть и за все отомстить. Выбрал он для защиты Искера излучину реки Иртыша, с его крутыми в том месте, берегами. И название тому месту было Чувашский Мыс. И воинов было у хана Кучума больше и пушек. Предвкушал он быструю победу.
- С Богом, братцы! – напутствовал Ермак своих воинов. Тут же вышел Сиромаха вперед, поднял свою палицу заветную над головой, молитву «Царю Небесный…» прочитал. Разверзлись небеса, разошлись тяжелые тучи и брызнул свет неземной сверху. Упал луч на булаву Сиромахи и тут же отразился, усилившись во сто крат. Направил Сиромаха свет на пушки вражеские. Хотели татары выстрелить, да словно заколдовал кто ядра. Не стрельнула ни одна из пушек. Казаки же, с криками: «С нами Бог и воинство Небесное!» пошли в атаку. Сам Спас вел казаков на басурман и дрогнули воины кучумские. Стали теснить их казаки. А когда увидели татары, что и пушки их не стреляют, побежали. Успел хан Кучум собрать свои богатства и драгоценности и со своими верными слугами бежал из Искера. Подался Кучум к Карачи, которого Ермак с войском казаков до этого разбил.
С Божией помощью победу одержали казаки во главе с Ермаком. Татарских военачальников в полон взяли, да ясырем разжились. Собрал Ермак Круг. Земным поклоном к казакам обратился.
- Спаси Христос, братцы, за то, что живота не жалели. За то, что до конца терпели и победили силу вражью.
Радостью волна прокатилась посреди казаков. Такого противника сильного и коварного одолели. Каждому и награда досталась. Не обидел Батька-Атаман. Отпраздновали дружно победу, да и погибших своих товарищей, как водится, помянули. Души их Господь принял и каждому место в станицах небесных определил. Из уст в уста передавали казаки предание о том, как Создатель Присудом их наделил на земле. Вот и в жизни вечной ожидали души казаков хаты среди садов райских. Вроде и там, как Присуд свой.
После тризны подозвал к себе Ермак Сиромаху, обнял его:
- Пошли, Сиромаха, прогуляемся с тобой.
Отошли они от лагеря, у берега реки Ишима остановились. Несет свои воды Ишим не торопясь, раскинулся лентой посреди лесов да гор. Красота.
- Спасибо тебе, братец, за помощь твою – произнес Ермак - Вона как булава послужила. Пушки вражьи мертво сковала. Ни один фитиль не вспыхнул, ни одно ядро не вылетело. Иначе туго бы нам пришлось.
- Одно дело делаем, Атаман – отвечает Сиромаха – Честь и славу нашему народу казачьему добываем.
- Возьми – говорит Ермак – Сиромаха и себе долю. Будет на что хату батькину обновить.
- Спаси Христос, Атаман – отозвался Сиромаха – И вправду пригодится. Разорил враг городки да хутора наши. Нужно их снова в Божий вид привести. Да и так…
Не договорил Сиромаха, встал будто завороженный, прислушался. Долетели до слуха его звуки то ли песни, то ли мелодии. Словно ручеек журчал, с высоты о камни падая. Будто птицы небесные трелью зарю встречают. Вслушался Сиромаха откуда пение это дивное лилось. Крадучись стал к тому месту пробираться. Ермак было хотел вслед за Сиромахой пойти, но то ему знак рукой сделал, мол сам справлюсь. Ступает неслышно Сиромаха по траве да мху, что ковром зеленым расстилается. Деревья вековые вокруг него великанами высятся. И чудится Сиромахе будто деревья меж собой шепчутся голосом деда Чуралея, что его привечал и наставлял как Епанчи победить. Скрипят деревья, покачиваясь, хотя и ветра то нет. Да ветвями своими друг друга цепляют.
- Карсмыш, капарыш, сухарты, кош – слышится Сиромахе в этом скрипе.
- Дед Чуралей, ты ли это!? – удивленно спрашивает Сиромаха.
А в ответ снова: «Карсмыш, капарыш…»
- Да никак теперь и вправду леший водит – думает Сиромаха.
- Иди вперед, казак, к счастью своему – слышится в скрипе деревьев голос деда Чуралея.
Пробирается дальше Сиромаха, а пение дивное все громче. Засмотрелся казак вперед, дорогу высматривая и ногой о корень дерева, из земли дугой торчащий, споткнулся. Не удержался, да и растянулся здесь же, носом в землю уткнувшись.
- А, нечистая! – крикнул в сердцах Сиромаха. Голову подымает и диву дается. Прям перед ним озерцо лесное. И пение вроде как из этого озерца раздается. Вода в нем чистая, прозрачная. Захотелось Сиромахе пить нестерпимо. Подошел к озерцу, наклонился, хотел было водицы испить, но отпрянул от неожиданности. На него из глубины смотрело лицо девушки. Это была та самая девица, что видел он в озере в Священной роще. В той самой роще, где на веки вечные Чушка-колода к березе прикована.
Закрыл глаза Сиромаха: «Может почудилось?» Медленно открыл снова глаза, заглянул в озеро. Нет лица. А пение уже где то сзади раздается. Повернулся Сиромаха и застыл в изумлении. Девица, что только что в озере отражалась, стояла перед ним. Закрыл глаза Сиромаха, все еще думая, что это проделки лешего. Слышит смех девичий, что ручеек горный.
- Не веришь, казак, что живая пред тобой стою!? – спрашивает девица.
Открыл глаза Сиромаха, не исчезла дивчина. Стоит пред ним как ни в чем ни бывало. Красавица, каких поискать. Ликом восточным, в глазах карих огоньки играют, волосы иссини-черные, словно крыло ворона. В одеянии татарском.
- Кто ты? – удивленно произнес казак.
- Кто знает – уклончиво отвечает девица – Может судьба твоя.
Говорит дивчина, а голос сладкий такой, убаюкивающий. Смотрит на нее Сиромаха и глаз отвести не может. А она в ответ смущенно смеется:
- Что, казак, неужто не признал?
- Отчего же – справившись с волнением отвечает Сиромаха – Видел тебя уже раз. Снилась ты мне. Только не думал, что наяву тебя встретить судьба будет.
- А ты ль не рад встречи такой? – глаза хитро прищурив дальше пытает девица.
- А это мы поглядим. А вдруг ты колдунья какая? Вон и имя мое знаешь, хотя видимся впервой.
- Поглядим, поглядим, Сиромаха. А имя твое я еще в той рощице услыхала.
- Так не было ж тебя там – уверенно произнес Сиромаха.
- Кто знает, казак! Кто знает! – ответила задорно дивчина.
- А имя то у тебя есть? – Сиромаха сделал шаг навстречу дивчине.
- Айша, что значит жизнь – гордо ответила девица, посмотрела серьезно и снова прыснула смехом – А теперь смотри.
Тут девица руки подняла и в ладоши хлопнула. Да так громко вышло, что как будто гром грянул. Эхо раскатом о стволы деревьев вековых стукнулось и улетело вверх. Тут земля содрогнулась и услышал Сиромаха стук копыт и ржание конское. Сердце радостно застучало. Признал Сиромаха коня своего. Навстречу ему побежал. Конь, хозяина увидев, встал, как вкопанный. Сиромаха обнял его за шею, за гриву рукой трепет.
Айша смотрит, улыбается:
- Вот видишь, казак, как судьба поворачивается. Не стал Сиромаха за коня спрашивать. Как и что. Да и не зачем было. Лишнее это. Конь снова у него. Слава Богу за все!
- Ну что ж, пошли, раз судьба – Сиромаха протянул свою крепкую руку. Айша замерла в нерешимости.
- Не бойся, дивчина, не укушу – увидев волнения Айши, произнес Сиромаха – Пошли, голодная поди.
Айша протянула свою тонкую, загорелую руку и тут снова послышался голос деда Чуралея в скрипе покачивающихся деревьев:
- Карсмыш, капарыш…
Вышли они вдвоем к лагерю казачьему. Вечер уже. Казаки у костров сидят, кулеш да уху варят. Смотрят удивленно на Сиромаху и спутницу его. А Ермак и спрашивает:
- Ты где был, Сиромаха?
- Так вроде не на долго отлучился, чтобы глянуть, откуда пение такое раздается.
- Не на долго? – удивился Ермак – Тебя полдня не было!
- Надо же. Я и не заметил как время то прошло! – отвечает Сиромаха и на спутницу свою показывает – Вот.
А Ермак на дивчину взглянул с улыбкой и говорит:
- Славную добычу поймал ты, друже! Глянь ясырь какой!
- Говорит, судьба она моя, Атаман – отозвался Сиромаха.
- Коли так, то хороша у тебя судьба, казак – сказал Ермак – Беречь нужно такую судьбу. Как зовут то дивчину?
- Айша – в легком смущении ответила дивчина.
- Это что, жизнь, выходит!? – сказал Ермак.
- Так и есть – Айша в ответ.
- И откуда ты здесь такая, посреди гор да леса?
- Природой рожденная, лесами вскормленная, Ярилом согретая и рекой Ишимом омытая – сказала, словно спела Айша.
- Ну проходи, к костру, с нами присаживайся.
До зари просидели казаки. Песни спивали, байки травили, да сказы сказывали. Смотрела Айша на народ сей и все ей в диковинку было. И говор их необычный, хотя много знакомых слов тюркских до слуха ее доносилось. И лица их загорелые, многие со шрамами глубокими, вроде и суровые, а сердца добрые. Одежда вроде и татарская, а не мусульманской веры. Да и прозывается народ сей чудно – казаки. Слово то какое и так и так одинаково читается. Осталась Айша в лагере казачьем. Ей халабуду отдельную поставили. А время шло.
Отдыхали казаки после дел ратных. Прогнали ворога, можно и другими делами заняться. Кто на охоту-рыбалку ходит, съестное для отряда добывает. Кто -деревья валит, да избы ставит, вдруг зимовать придется здесь, а от холода спасаться негде. А кто службу несет, зорко следит, чтобы лихо на лагерь казачий не напало незаметно. Айша им словом помогает, указывает где тропы звериные в лесу, где места в реках-озерах рыбой богатые. А Сиромаха смотрит на дивчину и с каждым днем она ему все краше глянется. Сам не думал что такое случится с ним может. Как то сидел у озера, где с Айшу встретился, слова батьки вспомнил о том, что судьбу свою в озере ему суждено увидеть. Вот и увидел. Стало быть пришло время судьбу свою испытать. Всем лепа девица, да годами мала еще. Шестнадцать весен по земле ходит только.
Укрепили казаки лагерь свой, мало ли какое лихо еще объявится. Занято войско делами, а Атаману Ермаку не спокойно на душе. Все об опале царевой думает. В душе думы эти, будто камень тяжелый носит. Собрал он своих Атаманов верных совет держать, ну и Сиромаху позвал. Долго рядили-судили атаманы как дальше быть. Сошлись на том, что посольство на Московию к Царю Ивану послать надобно. Назначили во главе посольства Атамана Ивана Кольцо. Смелостью отличался Атаман и умением говорить. Снарядили с ним три десятка казаков. Нагрузили полные арбы подарков, суть ясыря для Государя Руского. Грамоту подорожную Ермак составил для Царя, в которой указал, что отныне Сибирь к Царству Московскому присоединена. А еще челобитную Царю Ивану Ермак с посольством отправил. Извинялся за ошибки им совершенные и просил опалу на него снять.
Обещался Иван Кольцо все управить, как порешили. С надеждой и верой глядел Атаман Ермак на посольство свое. Долго после Совета Атаманов говорил с Кольцо, наставлял, как лучше все Царю преподнести, чтобы не осерчал Государь Руский. Опосля отозвал Ермак Сиромаху в сторону и так ему сказал:
- Знаю, Сиромаха, что воин ты геройский. В бою живота своего не щадишь. Добрую службу сослужил ты не только в степях астраханских, но и здесь, средь лесов Сибирских. Знаю и то, что слово Атаманское для тебя не пустой звук. Посему слушай и внимай, что скажу.
Сиромаха внимательно посмотрел на Ермака, ничего не сказал. А Ермак продолжил.
- Знаешь как для меня посольство, что на Московию снарядили, важно – Сиромаха утвердительно кивнул – Так вот, чтобы я спокоен был за посольство сие, хочу тебя просить с ними пойти. Здесь мы уже сами справимся. А у тебя сейчас есть о ком заботится. Проводишь Ивана Кольцо с казаками до границ астраханских, а там уж и земля наша. Да и до Дикого Поля недалече.
Внимал Сиромаха каждому слову Атамана. Мысли в голове бродили. Думал, размышлял. Ермак смотрел на товарища своего и понимал, что не легко сейчас ему решение принять. Наконец поднял голову Сиромаха, перекрестился и молвил:
- Прав ты, Атаман! Посольство – дело важное. Да и подарков много Царю отправляем. Не дай Бог, кто позарится, да на посольство нападет. А со мной казакам спокойнее идти будет. Да и конь мой теперь со мной. Если что, выручит.
- Вот и славно, Сиромаха – обнимая товарища, сказал Атаман Ермак – Завтра, как только зорька займется, так и отправляйтесь с Богом. И дивчину эту береги. По всему видно, что не простая она.
Обнялись Сиромаха с Ермаком, попрощались. А на утро, когда лагерь еще спал, двинулось посольство казаков во главе с Иваном Кольцо в путь-дорогу. Сам он впереди, за ним казаки с арбой подарками груженной, а позади Сиромаха идет, коня своего под уздцы держит, Айша в седле сидит и все по сторонам поглядывает, примечает что то. Переглядывается с ней Сиромаха. Когда взгляды их встречаются, отводит смущенно глаза Айша, в сторону голову поворачивает.
Долго ли коротко ли, вот и степи астраханские в дали показались. Попрощались Сиромаха и Айша с казаками и Атаманом Иваном Кольцо. Посольство дальше в сторону Москвы пошло и добралось, с Божией помощью, привезя все в целости и сохранности.
Сиромаха же с Айшой пошли степями до Дикого Поля. Долог путь, но вдвоем и дорога вдвойне короче.
А Атаман Ермак с войском своим дальше Сибирь покорять пошел. Много побед одержал верой и правдой. Но не дремало Лихо. Призвало к себе слуг своих верных, что называются Подлость, Злость и Зависть. Направило Лихо слуг этих к хану Кучуму. Тот вновь полчища татар собрал. Следили слуги Лиха за казаками и Ермаком. Выждали момент когда те, после очередного похода от усталости уснули, донесли весть эту до Кучума и напали на казаков спящих татары. Не смогли казаки противостоять воинам татарским, что с Подлостью дружбу водили. Полегли почти все. Только горстка их с Атаманом Ермаком хотели на стругах своих уплыть. Но Лихо и здесь свое темное дело сделало. Разволновало реку волнами большими. Не доплыли казаки с Ермаком до стругов своих. Так и ушли все на дно, в пучину водную. Но не канула в Лету слава казачья. Слагали и будут слагать сказы да песни о геройских воинах-казаках и их Атамане Ермаке. Стала Сибирь им памятником. Честь и Слава их через внка прошла.
Категория: Сказки, рассказы, легенды | Просмотров: 34 | Добавил: Сотник | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar