Разделы
Помощь сайту
Поиск
Календарь
«  Февраль 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829
Вход на сайт

Главная » 2024 » Февраль » 15 » Сиромаха и турецкий султан. Сыновий долг.
12:34
Сиромаха и турецкий султан. Сыновий долг.


Часть первая.

Добрую службу сослужил снова Сиромаха. Мужиков с бабами, да детей их от погибели неминуемой, от оборотня, вепря дикого – Чушки-колоды освободил. Сделал дело доброе, домой шагает, торопится. Дома батько уж сына своего заждался. Да и недуг его в объятиях своих держит. Никак отпустить не хочет. Идет Сиромаха мыслями наполовину дома, на другую половину размышляет, чтобы путь короче казался и скука не одолела. А размышляет казак о Диком Поле – доме казачьем, да о Руси, что с Диким Полем граничит. Вроде и народ другой там живет, не казачий, а не может Русь без казаков. Как и казакам Русь вроде сестры стала. Сколько вместе с войском царевым на басурманина ходили. Сколько побед одержали. Стало быть связала нить невидимая землю казаков – Дикое Поле и Русь, в народе Святой называемую. Несут Сиромаху ноги до дому до хаты, а на душе Тревога поселилась. Стучится в дверцу души так, что в сердце сыновьем отдается. И чем ближе к Дикому полю, к городку родному, тем сильнее стучится. И словно голос Ангела-Хранителя, что невидимо от рождения и до конца жизненного шляха рядом идет, внутри души набатом отдается:

- Торопись, Сиромаха! Поспешай!

А Сиромаха и так идет шагом быстрым, привалов не делает. Знакомые тропки примечает, те что покороче. Те, что от  путей больших, шляхов пыльных далече. По ним только звери дикие бегают, да казаки те тропки знают. По ним на врага засады устраивают. Пробегала одна из этих тропок в аккурат через буерак. В таких буераках полусотня казаков схорониться могла незаметно. Сама Природа-Матушка воинов своих степных от глаза вражьего, басурманского скрывала. У краев буерака ковыль волнами ходит. Со стороны глянешь и не увидишь. Вроде степ и ничего боле. Пройдет враг мимо, не думая о том, что опасность то рядом притаилась. А казаки погодят пока враг пройдет. Из буерака выползут, распластавшись, будто в землю вросшие и хитрым маневром в тыл врагу и вдарят.

Огляделся Сиромаха. Степ спокойный лишь вдалеке облако пыли ползет и движение какое то. Вроде войско, а вроде и нет никого. Может то суховей смерч гоняет, случается во степу такое. Махнул Сиромаха рукой: «В сторону Астрахани идет, откуда я иду прямехонько. Но не досуг мне сейчас дожидаться, да разбираться что к чему. Вон и Ангел-Хранитель подсказывает, что до хаты поскорее вертаться нужно»

Подумал так и мигом в буерак спустился. Вдруг шорох в кустах послышался. Будто зверь какой. Притаился Сиромаха, с землей одним целым стал. Лежит, слушает. Что за оказия? Голоса человеческие. Неужто басурмане про тропки тайные узнали? Приподнял голову Сиромаха, глядь а прям на него воины идут. Присмотрелся взглядом соколиным. Улыбнулся. Своих признал. Казаки с городка Раздорского, где и хата родимая стоит, идут. Тихо идут, будто кошки, след в след. Сиромаха приподнялся. Казаки услыхали шорох. Замерли. Смотрят вперед, а перед ними человек роста могучего, словно из под земли вырос. Хотели было уже за сабли свои схватиться, но остановились. Признали и Сиромаху.

- Здорово живете, братцы – негромко сказал Сиромаха.

Те в ответ, в один голос:

- Слава Богу, казаче! Откуда путь держишь?

- С Астрахани иду. Хана ихнего воевали давеча. Наша крепость то.

- Слыхали мы, Сиромаха. Знатная битва была. И за коня твоего тоже знаем.

- Да, споймали шакала в самой норе его. На Московию братья казаки повезли злыдня.

- А коня то нашел? – спрашивают казаки.

Помотал головой Сиромаха из стороны в сторону:

- В Сибирь коника моего хан отправил. Хану тамошнему за долги свои. А я решил батьку проведать и там уже самому в Сибирь идти, коня своего выручать. Спокойно дома то? Сами куда собрались? За зипунами, али так, погулебить?

Промолчали казаки, глаза потупили в землю. Сиромаха внимательно на них глядит, недоброе чувствует.

- Что молчите то, братцы? Али случилось что?

- Случилось, Сиромаха – отвечают с грустью в голосе – А случилось то, что поганые по городкам нашим да хуторам ордой черной прошлись. И так прошлись, что разорили многие, казаков побили.

Слушает Сиромаха казаков, рука к булаве тянется, кулак сам с силой сжимается, до хруста в костях.

- Ясырь взяли, добра нашего много с собой уволокли.

-Так значит не ошибся я. Не смерч то во степу пошел, а войско басурманское.

Казаки молчат, в глаза Сиромахе не глядят. Чует Сиромаха, что не договаривают чего то, братцы:

- Ну? – спрашивает – Чего притихли? С батькой что?

- Жив батько твой, но плох совсем – отвечают – Он хоть и хворобый, но как казак не устрашился басурманина. С нами за землю нашу – Дикое Поле – грудью встал, живота не жалеючи. Шаблюку свою со стены снял и давай поганых крошить налево-направо. Досталось злыдням. Но и те батьку твоего поранили дюже. Мы его спрятали, перевязали, заговор да молитву над ним пошептали. Стало быть должна Царица Небесная казаку помочь, чтобы тебя сил хватило дождаться.

Выслушал Сиромаха речь братьев-казаков. Брови, что те тучи вместе сдвинул. Из глаз будто молнии сверкают-летят:

- Сами куда идете? – спрашивает.

- К Астрахани. Войско турецкое, что по городкам нашим прошлось, воевать. На подмогу нам еще казаки Днепровские поспешают. Дай Бог, дадим ответ поганым. Навек забудут дорогу в Дикое Поле.

- Эх – вздохнул Сиромаха – И мне бы с вами. Да боюсь, что пока поганых бить будем батько мой ко Господу отойдет. А негоже чтобы родителя чужие хоронили. Грех это.

- Иди, Сиромаха – говорят казаки – Родычи это есть святое. Успеешь еще помочь. Сейчас ты батьке нужнее.

- Спаси Христос, братцы, за понимание – склонив голову говорит Сиромаха – Божией помощи вам в деле правом.

- И тебя спаси Христос, Сиромаха. Дай Бог, свидимся еще на этом свете.

Попрощались казаки с Сиромахой и пошли каждый в свою сторону. Казаки турка воевать и Астрахань отстоять. Сиромаха до хаты родной.

Вот и курган древний впереди, а там и до родимого городка недалече. Идет Сиромаха по улочкам, зубами скрежещет. Много зла поганые сотворили. Ну ничего, вернем должок то. За тем дело не станет. Вот и хата батькина. Плетень сломан, палисад разворочен, на базу ни худобы ни птицы. Все смел басурманин.

- Батько! – кричит громко Сиромаха – Батько!

Заглянул в хату. Нет. На баз побежал:

- Батько! – снова кричит. Вдруг слышит стон вроде, там где сено в стог сметано. Прямиком туда направился Сиромаха.

- Батько! – пуще прежнего крикнул казак.

- Тута я, сынок! – слабый голос, еле слышен, донесся до слуха Сиромахи.

Подбежал казак к стогу, руками сено разгреб. Глядит, батько его лежит. Казаки в стогу нишу вытолкли  и в нишу эту старика положили, сеном забросали вход. Не видать со стороны.

- Батько – опустился на колени перед раненным родителем Сиромаха – Как же это?

- Тихо, сынок – отвечает слабым голосом батько – Господь сподобил тебя дождаться. Слава Ему за это. Силы меня оставляют, видать скоро на суд Божий душа пойдет. Посему слушай и не перебивай.

Сиромаха склонился низко к батьке, руку его в своей руке сжал, внимает каждому слову.

- Ангел мне ноне во сне приходил – говорит батько – Молвил, что недолго мне осталось воздухом земным дышать. Еще наказ дал, чтобы я тебе рассказал, то о чем ты до сих пор не знал.

Сиромаха каждому слову батьки внимает. Молчит, внимательно слушает.

- Дал нам с матерью твоей Господь, в день особенный. День этот раз в году бывает. В день, когда души предков своих казаки поминают. И души те только в этот день с Небесных станиц на землю спускаются. Апостол Петр врата Райские отворяет по велению Господа и души пращуров к нам идут.

Закрыл глаза старик. Перевел дыхание. Дальше продолжил:

 - А о том, что у нас дитя будет, Господь знак дал. Тот день солнечный был, как сейчас помню. Вдруг гроза и молния по среди ясного неба. Я с хаты выбегаю, глядь а по над стрехой искорки бегают, но чакан на стрехе целехонек. А под стрехой светится что то. Руку протянул и вытащил булаву со звездочками серебристыми. Оглянулся, а за хатой конь стоит ив гриве у него такие же звездочки, что и на булаве. Стало быть Господь заранее тебе место на пути жизненном определил.

Вновь замолчал старый казак Демьян. Закрыл глаза. Дышит тяжело. Сиромаха руку батьки сжал. Открыл глаза Демьян.  Вздохнул хрипло:

- Мамка твоя, после родов почти сразу ко Господу отошла. Не даром гутарят в народе нашем, что все имеет свое начало и конец. Если что Господь дает, то ты в ответ должен отдать. Так вот. Остальное ты знаешь, сынок.

- Давай, батько, я тебя в хату отнесу – заботливо говорит Сиромаха.

- Погодь, сынок, успеется – отвечает старик – Важного не сказал. Ангел то, что ко мне давече приходил во сне откровением поделился. Мол Господь тебя не просто так на землю послал. Защитником тебя для народа нашего, казачьего поставил. И будет эта твоя служба нескончаема во веки. Посему и жизнь твоя тоже конца не имеет. Это твой крест. А чтобы не одному тебе быть на земле и из века в век шагать, сказал Ангел, пошлет Господь в свой срок на подмогу дивчину. И увидеть тебе ее Он сподобит в каком то озере. Где то озеро, знать мне нельзя. Теперь все сказал, сынок.

Протянул Демьян руки свои старческие к сыну. Сиромаха прижал ладони батьки к лицу своему, коснулся губами сухой кожи. Руки эти когда то его малого держали, на коня сажали, рубить как правильно учили. А теперь покидают силы батьку. Отходил казак Демьян по земле. Добыл славу роду своему на века. Пора и на покой. Все у Господа имеет свое начало и свой конец. Путь земной Демьяна оканчивался, начинался путь в вечность. Сложил пальцы на правой руке Демьян, перекрестил Сиромаху, благословляя, закрыл глаза, губы неслышно молитву зашептали, выдохнул шумно и вместе с выдохом отлетела душа казака Демьяна к Небесным станицам, там где пращуры ждут-дожидаются. Летит душа над степом да курганами, прощается с Диким Полем. Потом взмыла вверх и пошла на Суд Божий.

Погоревал Сиромаха по батьке. Да делать нечего. Такова жизнь. Следуя традициям, похоронил батьку казак, тризну справил. Долго журыться не пристало. Задумался Сиромаха о том, как там братья-казаки под Астраханью воюют за Дикое Поле и за Русь. Сплотили походы совместные казаков и Русь.

Процветать стала Русь в добрых отношениях с казаками, крепнуть. Можно сказать, что казаки Русь и поставили. На радость соседям добрым, кто в мире жить привык и на зависть тем, кому Русь крепкой не нужна была. А врагов в ту пору у Руси больше было, чем друзей. Польша да Турция все косо смотрели, желая при случае Русь на колени поставить, да веру православную истребить. Чужда была вера то истинная басурманам. А если Русь воевать, то и казакам за одним перца задать, чтобы не повадно было земли приграничные тревожить, да за зипунами в земли эти ходить. Вот и решил король польский, круль по ихнему, именем Сигизмунд, войной на Русь пойти. Но понимал, что одному не справиться. Не долго думая послал на Туретчину послов своих. Мол помоги, султан турецкий. Злыдень со злыднем всегда быстро общий язык находят. Султана долго уговаривать не пришлось. Алчный был, кровожадный. Много душ сгубил христианских. Принял он предложение круля польского и пользуясь тем, что царь русский, Иван Грозный, в это время Ливонию воевал, решил выступить против Москвы, дабы вернуть Казань и Астрахань назад. А чтобы казакам впредь неповадно было на Туретчину вылазки совершать, за одним и Дон от них очистить задумал. Сила собралась супротив казаков да русских воинов. Сила темная. А чтобы уж наверняка победу одержать, позвал круль Сигизмунд еще и хана Крымского. Крепко притесняли хана казаки. Со стороны Дона и со стороны Днепра, где за его порогами казаков запорожских вольница была.

Тем самым казаки все выходы из Крыма заняли и не давали хану Крымскому военные походы на московское княжество устраивать и лихо людям русским учинять. Хан же зуб за то на казаков имел. Но никак случая не представлялось казакам отомстить. Зло владело ханом. В грехах и пороках погряз настолько, что не он, а они им руководили.

 В году 1569 от Рождества Христова прислал султан турецкий в Крым большой отряд сипахов и янычар своих и приказал крымскому хану Крымскому присоединить к ним еще больший отряд воинов татарских и идти Доном, чтобы изгнать казаков с мест их насиженных и Астрахань занять. В Крыму было собрано тьма-тьмущая войска. И вот, под начальством воеводы Касим-паши и Крымского хана двинулось войско вверх по течению Дона.

А казаки про то сведали и как только армия басурманская на их землю вступила, для виду отпор вначале дали. Но понимали, что силы не равны и военную сноровку применили, чуйкой природной пользуясь. Как только турки с татарами теснить казаков начали, стали оставлять они городки и гуртами, запутывая следы, уходили к Астрахани. В крепости астраханской отряд стрельцов был царем поставлен и командовал ими воевода Серебряный. Туда и тянулись отряды казаков с Дикого Поля.

Дошел и до царя Ивана слух, что круль польский вкупе с турками и татарами на Русь пошел и уже городки казаков, к южным границам царства прилегающих, разорению подверг. Послал незамедлительно царь вестового к гетману Ружинскому с приказом, мол с днепровскими казаками идти на помощь к Астрахани и крепость ту непременно удержать. Гетман воевода знатный был. Понимал, что только вкупе можно басурманина разбить. Повел он казаков из Приднепровья, через Бахмут, северной стороной донской. Вышли казаки к излучине Дона-Батюшки, где он с Волгой-Матушкой сближается. А там и казаки донские подоспели. Встретились. По-братски обнялись сыны Дона и Днепра. Меньше их, чем войска турецко-татарского. Но в каждом вера несгибаемая, что тот булат, из чего сабли кованы.

Меж тем войско турецкое к Астрахани вышло. Глядят казаки на море людское, пред стенами крепости колышимое. Страха нет, но все же холодок по спинам пробегает.

- На кажного из нас по пять-шесть турков будет – размышляют – Эх и разгуляемся, братцы. Сдюжим?

- Господь терпел и нам велел – подбадривают друг друга казаки – Постоим за дело правое, супротив басурманина лютого. Господь с Царицей Небесной не оставят. А кому голову сложить суждено, живота за други своя и веру православную не жалеючи, упокоит души тех Создатель в станицах небесных.

Тут турецкие трубы заголосили. К атаке сигнал. Пошли полчища басурман вперед. Да количеством не всегда одолеть можно. Казаки – воины природные. С каждой кочкой, травинкой знакомы. Степ у них – дом родной. А в доме и стены помогают. Да еще и молитва сердечная дух укрепляет. Окружили ловкостью и умением казаки турок да татар. Тем самым лишили их возможности подвоза еды и воды. Разорвали связь с теми народами, на помощь которым пришли турки и сами на их помощь надеяться могли.
Категория: Сказки, рассказы, легенды | Просмотров: 40 | Добавил: Сотник | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar