Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Календарь
«  Декабрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Вход на сайт

Главная » 2019 » Декабрь » 17 » СТАНИЦА ЗМЕЙСКАЯ (В пяти частях) Часть 1
19:36
СТАНИЦА ЗМЕЙСКАЯ (В пяти частях) Часть 1
СТАНИЦА ЗМЕЙСКАЯ

Посвящается 170-летию основания станицы Змейской
Владикавказского казачьего полка Терского казачьего войска


Два чувства дивно близки нам.
В них обретает сердце пищу -
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

На них основано от века
По Воле Бога Самого
Самостоянье человека -
Залог величия его.

Животворящая Святыня!
Земля была б без Них мертва,
Как иудейская пустыня
И как Алтарь без Божества.


Александр Сергеевич Пушкин

1. Предыстория

Змейская - ныне станица в Кировском районе Республики Северная Осетия-Алания. Образует муниципальное образование «Змейское сельское поселение», как единственный населённый пункт в его составе. Находится перед мостом, через который Терек пересекает Европейский маршрут Е117, что начинается в городе Минеральные Воды, следует по Военно-Грузинской дороге через Дарьяльское ущелье, пересекая Главный Кавказский хребет через Крестовый перевал, в грузинскую столицу - Тбилиси, а далее через армянскую столицу Ереван идёт на границу с Ираном, город Мегри. Место это принято называть Эльхотовские ворота - горный проход, промытый Тереком через Сунженский (Кабардино-Сунженский, Терско-Сунженский) хребет, при выходе на Предкавказскую равнину. Название это современное, данное по находящемуся на правом берегу Терека селу Эльхотово, заселённому осетинами согласно решению российского военного командования примерно в то же время, что и основана станица Змейская. В исторических источниках встречаются прежние названия: «Урочище Татартуп», «Бекхан».



И место это не простое… Пути через эти места из далёких стран севера и запада в ещё более дальние страны юга и востока проходили всегда ещё с незапамятных времён. И контроль тех, кто смог стать властителями Эльхотовских ворот, этого узкого горного прохода в сочетании с удобной переправой через Терек, всегда был важен и сулил им большие преимущества. Как и опосредованная связь через эти пути с культурами Закавказья, Ближнего Востока, Малой Азии, Восточной Европы. Ученые говорят, что район Эльхотовских ворот был населен и четыре тысячи лет назад. Эльхотовские ворота на осетинском языке называются «Æрджынарæг» - «Теснина аргов». Арги, видимо являлись одними из самых древних из известных жителями этих мест ещё в доаланский период. По мнению исследователей «арги» - название народа не имеющего никакого отношения ни к осетинам, ни к их предкам - аланам, так как в осетинском фольклоре сохранился ряд поговорок, высмеивающих аргов. Имя этого народа сохранилось в ряде географических названий: неподалёку в Кабардино-Балкарии есть река (и селение) «Аргудан» - «Река аргов», а в Чечне - река (и город) «Аргун». По-видимому, арги населяли ряд территорий Северного Кавказа до того как на эти земли пришли скифо-сарматские племена алан. В письменных источниках этот народ отмечается лишь однажды: «Армянская география» VII века, среди прочих народов Кавказа, упоминает племя аргвелов (аргаветов). В данном источнике этноним «арги» фигурирует в грузинизированном виде, с добавлением окончания «ели», означающем место обитания или происхождения.
Начатые ещё в конце XIX в. генералом Неверовским здесь первые археологические раскопки весьма масштабно продолжатся и сейчас. За эти многие годы исследователям в станице Змейской удалось обнаружить множество захоронений и следов поселений разных эпох. Но подлинно потрясающие научные открытия на этом месте были сделаны только в 50-е годы XX в. В 1953 г. во время строительства на трассе Москва-Тбилиси из-под ковша экскаватора были извлечены человеческие кости и предметы древней утвари. Дорожные работы были приостановлены и в станицу Змейская выехала экспедиция Северо-Осетинского НИИ во главе с Серафимой Степановной Куссаевой (кстати, первой осетинкой-археологом). Раскопанные ею 50 катакомб дали богатый материал, заинтересовавший коллег из Москвы. Институтом археологии АН СССР и СО НИИ была организована объединенная совместная экспедиция под началом создателя московской школы кавказской археологии - Евгения Игнатьевича Крупнова. Экспедиция проводила масштабные исследования на нескольких памятниках в окрестностях Змейской, но самые выдающиеся открытия ждали тогда начальника одного из отрядов - молодого тогда археолога Владимира Александровича Кузнецова. Наиболее древние обнаруженные у Змейской поселения и могильники кобанской культуры относят к X – XII векам до нашей эры.



Рядом со станицей Змейской и древнее городище Татартуп - Верхний Джулат. В золотоордынское время здесь существовало поселение, которое, как предполагают[1] можно отождествить с известным по летописям ясским (аланским) городом Дедяковым (Дадекау), существовавшим с X века по XIV век. Согласно одной из версий, именно Татартуп упоминается в русских летописях XIII - начала XIV веков как ясский город Дедяков (Титяков). В Никоновской летописи указаны следующие географические ориентиры города: «За рекою за Теркою, под великими горами под Ясскими и Черкасскими, у града Титякова, на реце Сивинце, близ Врат Железных…». По мнению известного советского этнографа, кавказоведа Л. И. Лаврова, «…Врата Железные…» - это Дарьяльский проход, действительно находящийся «…за рекою за Теркою…» (за Тереком), «…под великими горами под Ясскими и Черкасскими…» (то есть у Кавказского хребта).
На городище выявили церковь, две мечети и минарет, датирующийся временем правления хана Узбека. Сделанные здесь находки свидетельствуют о значительной роли этого города в политической и экономической жизни Северного Кавказа. На земельных угодьях станицы имеются древние могильные курганы.
Немало значимых исторических событий произошло в этом месте. Здесь проносилась конница скифов и сарматов, украсив теречный берег курганами с нашедшими покой воинами и поставив в этом важном месте свой город. А потом сюда пришли воины Менгу-Тимура (в русских летописях - Мангутемир), хана улуса Джучи (Золотой Орды) (1266—1282) ставшего при нём фактически независимым от Монгольской империи государством. Сына Тукана, внука Бату-хана, праправнука основателя Монгольской империи Чингисхана. И в 1274 году при Менгу-Тимуре состоялся поход на Северный Кавказ, в ходе которого произошло разорение яского города Дедяков. В походе участвовали и русские княжеские полки. С тех пор стоящий тут город называли Татартуп (от этнонима «татары» и (тюрк.) «туп» - «дно» или «тепе» - «бугор, холм»). В XIV веке, практически на столетие, город стал сильным форпостом Золотой Орды на Северном Кавказе и назывался Верхним Джулатом. Во времена хана Узбека в Татартупе находился мощный татарский гарнизон, активно насаждался ислам, велось масштабное строительство. Согласно археологическим данным, в это время здесь были построены две мечети с минаретами. Большая из них была соборной (джума-мечеть) и проводила службы по пятницам и большим праздникам, меньшая - удовлетворяла повседневные нужды мусульманских жителей. Одновременно в городе строились христианские церкви. Существование в Татартупе руин трех церквей подтверждено свидетельствами многих путешественников прошлого, а также современными археологическими исследованями. Побывавший здесь, по пути из Дербента в Татарию, в начале XV века немецкий путешественник Иоанн Шильтбергер писал что он посетил «гористую страну Джулад, населенную большим числом христиан, которые там имеют епископство. Священники их принадлежат к ордену кармелитов…»[2].
Сохранилось свидетельство турецкого путешественника XVII века Эвлия Челеби. Изучая Северный Кавказ он оставил следующую запись о Татартупе, который он называет Ирак-и Дадиан: «Видны остатки древних зданий… На дверях сохранились надписи и даты… Когда смотришь на этот город с высоты, то видишь 800 старых зданий»[3]. Татартуп упоминает в своей неоконченной поэме Тазит Пушкин, Александр Сергеевич[4].
В 1359-1380 годах в Золотой Орде была, выражаясь словами русских летописей, «великая замятня»: на золотоордынском престоле сменилось более 25 ханов, а многие улусы попытались стать независимыми. В 1370-х годах возвысился хан Сырдарьинского улуса Урус-хан. Пришедший в это время к власти в Чагатайском улусе эмир Тимур, опасаясь усиления Урус-хана, в пику ему поддержал другого претендента - Тохтамыша. Урус несколько раз полностью разбивал Тохтамыша, но тому каждый раз удавалось бежать к Тимуру, который вновь давал ему армию. Однако Урус неожиданно умер. В 1379 году Тохтамыш был провозглашён ханом в присырдарьинских землях и после Куликовской битвы Тохтамыш, при помощи Тимура, наконец овладел престолом объединённой Золотой Орды. В 1382 году Тохтамыш разорил Русь, после чего счёл себя достаточно сильным для того, чтобы выступить против своего бывшего покровителя. Началась война Тимура с Тахтамышем (конец 1380-х - начало 1390-х г.г.), завершившаяся здесь, у Эльхотовских ворот.
15 апреля 1395 года между войсками эмира Тимура (Тамерлана) и золотоордынской армией хана Тохтамыша на берегу Терека у Эльхотовских ворот состоялось грандиозное по масштабам сражение, завершившееся полным разгромом ордынцев и вошедшее в историю как Битва на Тереке. «Между Тереком и Курой, близ нынешнего Екатеринограда, произошло славное в восточных летописях кровопролитие. Потомки Чингисхановы сражались между собой в ужасном остервенении злобы и гибли тьмами»[5]. В последовавшем сражении армия Золотой Орды была уничтожена, и страна оказалась беззащитной. Битва во многом предопределила дальнейшую судьбу Золотой Орды, в значительной мере утратившей былое могущество и влияние.
После победы Тимур двинулся в западные улусы Золотой Орды, которые предал опустошению и грабежу. А потом двинулся на Русь. Судьба Руси висела на волоске. Разорив Рязанскую землю и захватив Елец, Тимур вдруг повернул назад. Историки до конца не знают, чем руководствовался Тамерлан, когда резко повернул назад. Русские летописцы имеют свою точку зрения на эти события. Они сообщают, что грозного завоевателя остановила Владимирская икона Богоматери, которую перед намечающимся походом огромного тюркского войска с крестным ходом принесли в Москву. 26 августа 1395 года, когда Тамерлан повернул назад, в Москву привезли образ Владимирской иконы Пресвятой Богородицы. Эта икона - подарок из Византии, срисована с икон, написанных апостолом и евангелистом Лукой. В летописи говориться, что приснился Тамерлану сон, в котором Богородица призывала его покинуть пределы Русской земли. По другой версии Тамерлан шел на Владимир, однако подобное видение заставило его повернуть назад. И тех пор икона почитается, как чудотворная и считается покровительницей Москвы. Сейчас икона хранится в храме-музее при Третьяковской галерее. В результате удар Тимура по Золотой Орде фактически усилил самостоятельность и власть русского князя.
Существует также арабская легенда, где говориться, что Тамерлану явился исламский проповедник Хызр и велел не воевать, а только продемонстрировать свою силу. Согласно легенде, Тамерлан бросил в стену города Ельца двухлетнего жеребца, а когда стена рухнула, полководец прокричал так, «что у воинов отнялся язык от страха и бледность страшная всё лицо покрыла».



А вот золотоордынские города победивший Тимур разорял жестоко, настойчиво и систематически. И начал, конечно же, с ближайшего к месту битвы Татартупа. От города фактически остался один минарет. То ли решил непобедимый хромец оставить его в память и назидание, то ли у всесильного эмира сил не нашлось свалить строение древних мастеров. О том не ведомо… Устоял минарет даже и под обстрелом немецкой артиллерии, когда морская пехота остановила в Эльхотовских воротах фашистов, рвавшихся к кавказской нефти. Но современные, несравненно менее гениальные, чем древние строители, мастера из Эльхотово смогли варварски разрушить минарет уже в конце XX века, пытаясь автокраном и крепким словом поправить недочет древних зодчих, не предусмотревших, что их строение в этом веке будут сотрясать многотонные грузовики, пошедшие древним торговым путем по новому шоссе прямо через территорию исторического памятника.



Эльхотовские ворота и в последующие времена являлись стратегически важным пунктом, через который проходили основные маршруты, ведущие в Закавказье. В том числе они активно использовались русскими войсками в период Кавказской войны 1817-1864. В частности здесь, близ татартупских развалин, произошло и известное Татартубское сражение - сражение между русским отрядом полковника Нагеля и войском шейха Мансура, произошедшее с 30 октября по 2 ноября 1785 года. Шейх Мансур, Ушурма, шайх Учерман (1760-1794 гг.) - исламский проповедник, первый Имам Северного Кавказа, руководитель объявленного им газавата горцев Северного Кавказа 1785-1791 годов против России.
По причине своих беспорядочных действий горцы потерпели поражение и были вынуждены отступить в свои владения. После неудачи под Кизляром шейх Мансур потерял многих последователей. Сам он нашёл убежище среди кумыков, где начал собирать новое войско. Для этих целей он направил гонцов во все уголки Кавказа, с призывом встать под его знамёна и прибыть к Моздоку для борьбы с русскими. На его призыв откликнулось 20 тысяч аварцев, кабардинцев, кумыков и чеченцев. Узнав о планах горцев, русское командование выдвинуло им навстречу 4-х тысячное войско под командованием полковника Нагеля. Ему была поставлена задача разгромить горское войско до того как они соберутся в указанном месте[6].
Противники сошлись 30 октября недалеко от Моздока, после чего произошёл 5-ти часовой рукопашный бой, который не выявил победителя.
2 ноября стороны вновь встретились близ развалин старинного города Татартупа. Русские отряд был окружён со всех сторон. С фронта наступали чеченцы, справа - кабардинцы, слева - аварцы, с тыла заходили кумыки[7].
Первыми в бой вступили аварцы, произведя самую отчаянную атаку. Чеченцы и прочие народы держались вдалеке, прячась за кустами и камнями, изредка отстреливаясь. Выдержав атаку аварцев, русским было уже легко управиться с чеченцами и кабардинцами. Нагель перешёл в наступление, выгнал чеченцев из лощин и вынудили их отступить. Кумыки вступили в бой позже всех. Они двигались под прикрытием особых подвижных щитов, которые успешно отражали действия русской артиллерии. Тогда русский отряд бросился в штыковой бой, отнял щиты у кумыков и обратил в их бегство.
Шейх Мансур одним из первых покинул поле боя, а во второй половине дня уже всё его войско рассеялось по лесным массивам Змейского (Кабардино-Сунженского) хребта.
Поражение внесло раздор в ряды горцев. Кумыки отступили в свои владения, аварцы и чеченцы устроили между собой резню, а кабардинцы вскоре объявили о покорности русским и направили им в поддержку свой отряд для действий против турок. Сам шейх Мансур перебрался за Кубань, а после окончательного поражения - в сопровождении четырёх спутников в Анапу, после взятия которой сдался в плен и был отправлен в Петербург. Умер в плену в Шлиссельбургской крепости.
К пленению и конвоированию в Санкт-Петербург и последнего предводителя газавата, имама Шамиля, видимо Змейская тоже кое какое отношение имеет. В роду станичников Поборчих передают семейное предание, что один из их предков, Тимофей по прозвищу Коцерго, сопровождал Шамиля пред ясны очи государя.
А осенью 1942 года в районе Эльхотовских ворот проходили интенсивные бои, являющиеся частью Битвы за Кавказ[8]. Здесь с сентября по декабрь 1942 года в результате ожесточенных боев советская армия остановила и разгромила группировку немецко-фашистских войск, рвущихся к грозненской и бакинской нефти.
А ещё эта местность известна с пушкинских времен и до сегодняшних дней тем, что путешественники по Военно-Грузинской дороге, что проходила через Эльхотовские ворота сначала со стороны Моздока, а позже от Екатериноградской, а ныне едущие со стороны Прохладного, отсюда обычно впервые видят впечатляющую красоту гор Предкавказья и Большого Кавказского хребта. Вот и путешествующий задолго до нас А.С. Пушкин именно здесь впервые был поражен величием Кавказа. Вот вам личное свидетельство поэта: «Первое замечательное место есть крепость Минарет. Приближаясь к ней, наш караван ехал по прекрасной долине, между курганами, обросшими липой и чинаром. Это могилы нескольких тысяч умерших чумою. Пестрелись цветы, порожденные зараженным пеплом. Справа сиял снежный Казбек, впереди возвышалась огромная лесистая гора, за нею находилась крепость. Кругом ее видны следы разрушенного аула, называвшегося Татартупом и бывшего некогда главным в Большой Кабарде. Легкий одинокий минарет свидетельствует о бытии исчезнувшего селения. Он стройно возвышается между грудами камней на берегу иссохшего потока. Внутренняя лестница еще не обрушилась. Я взобрался по ней на площадку, с которой не разлается голос муллы. Там я нашел несколько неизвестных имен, нацарапанных на кирпичах славолюбивыми путешественниками». И ещё: «Дорога наша сделалась живописна. Горы тянулись над нами. На их вершинах ползали едва видные стада и казались насекомыми».

А в 1782 году для крепления границ Российского государства со стороны недружелюбной Турции и ее союзников у Татартуба было начато Строительство укрепления, названного именем генерала Потемкина-Таврического “Потёмкинское”, в котором вместе с русскими поселились осетины Закинского и Нартского ущелий. В начале 19-го века правительство принимает более радикальные меры по строительству оборонительной линии от станицы Екатериноградской до Владикавказа с укреплениями по левому берегу Терека - Дурдурское, Ардонское и Архонское. Через эту линию взамен участка Моздок Владикавказ прошел и новый участок Военно-Грузинской дороги, связывающей Россию с Закавказьем и со странами Востока.
Вот как писал Пушкин о путешествии по новой дороге: «С Екатеринограда начинается Военная Грузинская дорога: почтовый тракт прекращается. Нанимают лошадей до Владикавказа. Дается конвой казачий и пехотный и одна пушка. Почта отправляется два раза в неделю и приезжие к ней присоединяются: это называется оказией. На сборном месте соединился весь караван, состоявший из 500 человек или около. Пробили в барабан. Мы тронулись. Впереди проехала пушка, окруженная пехотными солдатами. За нею потянулись коляски, брички, кибитка солдаток, переезжающих из одной крепости в другую; за ними заскрипел обоз двухколесных арб. По сторонам бежали конские табуны и стада волов. Около них скакали ногайские проводники в бурках с арканами. Пушка ехала шагом, фитиль курился и солдаты раскуривали им свои трубки».
До тех пор, пока не был разрушен Татартупский минарет, у его подножья обычно начинались ежегодные пушкинские дни.



Вот в таком необычном и прославившемся и в истории и в литературе месте была основана казачья станица Змейская. Кстати, казаки и русские люди здесь тоже появились задолго до того. Предметы, найденные в Змейских катакомбных могильниках свидетельствуют о связях и древних алан и изгнавших их татаро-монголов и сменивших тех здесь кабардинцев со славянским миром.
Под 1277-1278 годами в Симеоновской летописи, об участии русских князей в походе на Северный Кавказ совместно с монголами, сказано: «Князи мнози с бояры и слугами поехаша на войну с царем Менгутемером, и поможе бог князем русскым, взяша славный град Яськый Дедеяков зиме месяца февраля в 8, на память святого пророка Захарии, и полон и корысть велику взяша, а супротивных без числа оружием избиша, а град их огнём пожгоша»[9]. По одной из версий, чудотворная Толгская икона Божией Матери, могла быть привезена ярославским князем Фёдором Ростиславичем Чёрным из Дедякова в качестве трофея («…корысти великой…») этого похода. В качестве одного из аргументов в пользу данной теории, специалисты отмечают, что иконописный тип «Богоматерь Елеуса на троне», в котором выполнена эта икона, не характерен для Руси, однако широко распространен в Грузии[10].

С Татартупом - Дедяковым связан еще один интересный исторический факт. Где-то недалеко от его стен 22 ноября 1318 года в ставке хана Узбека по доносу московского князя Юрия был казнен князь Михаил Ярославич Тверской. Симеоновская летопись свидетельствует: «Убил царь Озбяк в Орде великого князя Михаила Ярославича Тферского на реце Наи у города Дедякова и привезоша его из Орды на Москву»[11]. Приняв недалеко от Татартупа мученическую смерть, Михаил Тверской был русской православной церковью объявлен святым.
Сейчас близ развалин Татартупа речки Наи нет. Видимо, это ее название забыто и заменено каким-то новым, современным. Неужели историческое событие, значение коего так подчеркнуто русской церковью и которое потрясло современников, не оставило после себя никаких следов?
В 14 км северо-восточнее Татартупа, у самой подошвы Терско-Сунженского хребта, среди зеленеющих садов и нив лежит осетинское селение Заманкул. С незапамятных времен близ восточной околицы Заманкула, у развилки двух торных дорог (одна из них идет к Татартупу) стоит покосившийся и замшелый каменный крест. Жители Заманкула мусульмане, и они креста не ставили. Старожилы свидетельствуют, что, когда в 1835 году первые осетинские поселенцы во главе с Бердом Кусовым появились в Заманкульской долине, «Зылын цырт» - «Кривой крест» - уже стоял. Огромный одинокий крест навевает различные мысли и догадки о его судьбе, будоражит воображение. Зачем он стоит посреди долины? Раскопки вблизи ничего не дали, христианского кладбища не обнаружили. Значит, крест поставлен в память о ком-то, павшем здесь, но погребенном в другом месте? Такой обычай — ставить памятные обелиски близ дорог - широко бытует у горцев Кавказа и сейчас. Это тем более вероятно, что крест стоит у развилки двух дорог. Существует придание, что этот мемориальный памятник поставлен местным христианским населением на месте трагической гибели Михаила Тверского после того, как Орда снялась и ушла от Дедякова на юго-восток, в Азербайджан. Гроб с телом князя был перевезён в Тверь только спустя год после гибели, после заключения договора между Юрием и сыном Михаила Ярославича Александром. Князь Михаил Тверской был похоронен в Спасо-Преображенском соборе на берегу Волги (собор снесён в советское время). А здесь, где в ноябре 1318 года стояли его шатры, поставили огромный каменный крест...



А в 1563 году царь Иван Грозный после смерти первой жены Анастасии Романовой вступил во второй брак с дочерью кабардинского владетеля Темрюка, красавицей Мариан (по крещении - Мария Темрюковна) и по просьбе тестя послал ему на помощь из Астрахани пятьсот стрельцов и пятьсот городовых казаков с воеводой Плещеевым. «И воевода пришел, Темрюку князю город поставил, и Темрюк в город сел...». По некоторым сведениям, приводимым историком В.А. Потто «народные предания указывают место городка около развалин Татартуба».
Казаки же жили вдоль берегов реки Терека тоже с достаточно древних времён. О их жизни в глубокой древности сохранились лишь только некоторые свидетельства. Среди них было много горских Казаков, а потому первоначальные общины терских казаков назывались Гребенскими. В XVI в. они пришли на Нижний Терек из гор-гребней. В средине XVIII в. русский генерал А. И. Ригельман записал с их слов, что до переселения они жили, «по объявлению гребенских сторожилов, за Тереком в самой нынешней Кабарде и в части Кумыцкого владения, в Гребнях, в урочище Голого Гребня, в ущелье Павловом и в ущелье Кошлаковском и при Пименовом Дубе»; другая их часть «в Черкасах были, по объявлению тамошних, и жительство имели двумя деревнями, а именно, одна в большой Кабарде при устье реки Газы, впадающей в реку Урюф (Урух), а оная впадает в Терек с левой его стороны, и назывались Казаровцы; другая - в Малой Кабарде ж, в самом ущелье Татар Туповом, которое урочище состоит близ реки Терека и ниже, впадающей во оный, речки Акс с левой же ее стороны»
А во время Великой Отечественной войны одним из важных участков битвы за Кавказ, явилось сражение у Эльхотовских ворот. Немецко-фашистское командование, в ходе проведения операции «Эдельвейс», пытаясь использовать выгодное географическое положение Эльхотовских ворот, осенью 1942 г. бросило сюда 370-ю пехотную, 111-ю гренадерскую и 13-ю танковую дивизии. После взятия г. Прохладного фашисты приступили к штурму Эльхотовских ворот. 25 сентября 1942 г. вражеские танки вышли к селению Эльхотово, а 27 сентября заняли его. Генерал Клейст не планировал задерживаться в узкой долине, рассчитывая быстро прорваться к Владикавказу и далее – к Бакинским нефтяным месторождениям, тем самым лишив Советский Союз крови войны - нефти. Однако советские подразделения навязали ему долгое изнурительное сражение. Горели подбитые танки противника, лес над Тереком. Налеты фашистских самолетов и танковые атаки не прекращались ни днем, ни ночью, но советские воины стояли насмерть.



Бои в районе на Эльхотовких воротах продолжались около 3 месяцев. Особенно ожесточенными они были на стратегических высотах № 703, 331 и 458. Контроль над ними позволял противодействовать передвижению войск противника по всем окрестным дорогам. Прямой путь Баку был надежно перекрыт доблестными защитниками Эльхотовских ворот. Потеряв здесь несколько тысяч солдат и сотни танков, фашисты убедились в провале своего замысла. Пройти к Владикавказу и Бакинской нефти на Эльхотовском - самом коротком направлении - немцам не удалось, генерал Клейст потерпел сокрушительное поражение.



2. Обстоятельства, послужившие причиной основания станицы

В уходящем 2019-м году исполнилось 170 лет основанной в 1849 году станице Змейской. Основанию станицы предшествовали следующие события и обстоятельства.
30 сентября 1832 г. Император Николай I утвердил Положение о переводе, вместе с однодворцами и прочими казенными поселянами, на Кавказ двух Малороссийских казачьих полков, для поступления в Кавказские линейные войска. Этому событию предшествовала благоприятная внешнеполитическая обстановка, сложившаяся в результате победы России в войне с Турцией и подавления царским правительством польского освободительного восстания 1830-31 гг. Одним из результатов Адрианопольского мирного договора 1829 г., завершившего Русско-Турецкую войну, стало присоединение к России восточного берега Черного моря от устья р. Кубани до северных границ Аджарии. Турция была вынуждена признать переход основной территории Закавказья под контроль Российской империи и выплатить ей контрибуцию.
Приобретение этих земель значительно повысило роль Военно-Грузинской дороги, построенной российскими войсками в 1799 г. Стратегическая дорога проходила через главный Кавказский хребет и напрямую соединяла Северный Кавказ с Закавказьем, что существенно облегчало развитие политических и экономических связей России с новыми территориями. Для защиты от набегов горцев подступов к Военно-Грузинской дороге российским правительством было решено расположить казачьи станицы на р. Терек, по пути следования к Владикавказскому укреплению, охранявшему вход в Дарьяльское ущелье.
Военная ситуация в Центральном Предкавказье также благоприятствовала строительству новых станиц. Вооруженные нападения отрядов некоторых кабардинских князей и дворян, выступавших против стеснения российским правительством своих вольностей и ограничения действиями русских войск влияния кабардинцев на соседние народы, закончились их поражением. Они безоговорочно приняли условия мира, которые были предложены русским военным командованием на Кавказе, и отказались от всяких притязаний на земли, занятые под новые укрепления. Река Малка, кабардинскими князьями была признана границей своих владений, а территория, расположенная от станицы Екатериноградской до входа в Дарьяльское ущелье, принадлежавшая ранее владельцам Большой Кабарды, отходила «по праву войны» к России. Кроме этого, под строительство новых станиц, российское правительство выкупило у «мирных» кабардинских и осетинских землевладельцев около 40000 десятин земли. В эти станицы и были водворены Малороссийские казачьи полки, которые полностью состояли из жителей Черниговской и Полтавской губерний[13].
В 1824 году часть Военно-Грузинской дороги от Владикавказа до станицы Екатериноградской перенесли на левый, противоположный от Чечни и Дагестана, менее доступный для головорезов Шамиля берег Терека. Для охраны этого участка дороги, длинной 105 км, возвели ряд новых укреплений (Верхне-Терская линия).
А в 1832 году по указу царя были назначены на службу на Кавказе 1-й и 2-й Малороссийский казачьи полки, сформированные из малороссийских казаков. Ранее с началом польского восстания в 1830-31 гг., в Малороссии было сформировано 8 казачьих конных полков, которые были направлены в Виленскую, Гродненскую, Курляндскую, Минскую губернии и в Белостокскую область. В этих районах казаки несли службу по охране порядка, занимались ликвидацией остатков разгромленных отрядов польских повстанцев и участвовали в экзекуциях по взысканию казенных податей. С подавлением восстания, в сентябре 1831 г. началось постепенное расформирование всех полков, а казаки и офицеры были временно отпущены по домам. 6-й и 7-й Малороссийские казачьи полки, в августе 1832 г., возвратились в Чернигов, где они были расформированы. В феврале того же года началось расформирование 5-го и 8-го полков.12 октября 1832 г. казаки вновь были призваны на службу и направлены на укомплектование регулярных войск. Одновременно, на основании именного приказа, - «О сформировании из четырех Малороссийских полков двух казачьих полков» началось формирование полков для переселения на Северный Кавказ. Личному составу вышеприведенных четырех полков было предложено поступить во вновь формируемые 1-й и 2-й Малороссийские полки, направляемые для несения службы на Кавказской линии. Изученные материалы свидетельствуют о том, что в составе 1-го и 2-го Малороссийских полков находились отборные казаки почти всех бывших восьми полков. 17 октября 1832 г. командующим 7-го Малороссийского полка И. Стоцким было получено предписание от князя Н. Репнина, где говорилось: «По воле Государя Императора, Военный Министр сообщил мне о выборе из Малороссийских казачьих полков, в гвардейские кавалерийские полки на 15-летнюю службу казаков, которые имеют рост 2 аршина 9 вершков и притом красивую наружность». Одновременно началось формирование полков для переселения на Северный Кавказ.
«Надо пояснить при томъ, что малороссійскіе казаки, за рѣдкими исключениями, были на подборъ бравые люди, такъ какъ оба полка были составлены въ Полтавѣ изъ самыхъ лучшихъ людей восьми полковъ и двѣнадцати резервныхъ ескадроновъ, сформированныхъ для похода въ Польшу въ 1831 г.; хотя въ то же время изъ нихъ выбирались бравые люди въ резервную кавалерію, но на выборъ сыновъ Малороссіи для службы на Кавказъ, было обращено особое вниманіе малороссійскаго генералъ-губернатора князя Рѣпнина. Присылавшіеся сюда потомъ рекрута, тоже были изъ разрядовъ, назначавшихся для кавалеріи»[14] .
31 июля 1838 г. Высочайше был утвержден проект о перенесении укреплений, имевшихся на Военно-Грузинской дороге между Владикавказом и Екатеринодарской станицей, на правую сторону р. Терека, и о поселении на этой дороге, на месте бывших укреплений-постов, казачьих станиц 2-го Малороссийского полка, под командованием подполковника И.Г.Стоцкого. Гарнизоны бывших укреплений, состоявшие из казаков 5-го Донского казачьего должны были перейти в сооружаемые Елизаветинское и Константиновское крепости. 2-ой Малороссийский казачий полк, к этому времени, был в полном составе расположен в Кабарде и на Военно-Грузинской дороге. Казачьих станиц, взамен упраздняемых укреплений решено было поселить четыре: одну станицу на месте Пришибского укрепления; другую между Урухом и Минаретским постом; третью на месте Ардонского, и четвертую на месте Архонского укреплений. Поселенный в эти станицы 2-ой Малороссийский полк, согласно Высочайшей воле, при начале водворения был переименован во Владикавказский казачий линейный полк.



Глазами современников, участников и очевидцев эти события выглядели следующим образом:
«Въ 1817 же году, генераломъ Ермоловымъ положено основательное начало Сунженской линіи, устройствомъ укр. Преградный станъ и кр. Грозный, а вскорѣ, въ связи съ этою линіею, выстроены имъ крѣпости: Герзель-аулъ, Внезапная и Бурная. Затѣмъ въ двадцатыхъ годахъ занята укрѣпленіями Большая Кабарда при рѣкахъ: Черек , Урван , Нальчик , Чегем, Баксан - и главная дорога къ Владикавказу назначена отъ ст. Екатериноградской, по лѣвому берегу р. Терека, для чего построены укрѣпленія: противъ Екатеринограда на правой сторонѣ р. Малки Зарѣчное, съ учрежденіемъ въ неяъ карантина, имѣвшаго значеніе центральнаго, Пришибское, Аргуданское, Урухское, Минаретское, Дурдурское, Ардонское и Архонское. Линія этого протяженія (отъ Екатеринограда до Владикавказа 105 верстъ) наименована Линіею Военно-Грузинской дороги, съ вооруженіемъ ее, кромѣ крѣпостныхъ пушекъ, какъ во всѣхъ прочихъ укрѣпленіяхъ, также и легкими полевыми орудіями, съ полевымъ комплектомъ прислуги и лошадей. При этомъ, въ виду того, что Минаретскіе горы и дремучій лѣсъ представляли удобство горцамъ скрываться въ нихъ для нападеній, сдѣлана обходная дорога съ вырубкой лѣса на пушечныі выстрѣлъ, что замѣтно и теперь. Сохранено этому прорубу названіе Ермоловской просѣки.
Какія были предположенія при генералѣ Ермоловѣ насчетъ заселенія етихъ мѣстъ - неизвѣстно, но старики разсказывали, что когда въ 1831 г., было преобразованіе въ Россіи военныхъ поселсній въ округа пахатныхъ солдатъ, были слухи, что предположено округъ таковыхъ образовать и на Кавказѣ въ предгорныхъ мѣстностяхъ, изъ нижнихъ чиновъ регулярныхъ войскъ, и что строевые части тихъ поселеній будутъ именоваться Кавказскими уланами, съ предоставленіемъ права и туземцамъ служить въ нихъ, какъ это было при существованіи Грузинскаго гусарскаго полка для грузинъ. Съ назначеяіемъ въ томъ же 1831 г. командиромъ отдѣльнаго Кавказскаго корпуса, генералъ-адъютанта барона Розена, слухи эти въ нѣкоторой степени подтверждались. Въ корпусномъ штабѣ, какъ разсказывали, гласно составлялся проекта объ образованіи кавказскихъ военныхъ поселеній, и во время посѣщенія Кавказа ГОСУДАРЕМЪ ИМПЕРАТОРОМЪ НИКОЛАЕМЪ ПАВЛОВИЧЕМЪ въ 1837 г., 10. октября въ Тифлисѣ послѣдовало Высочайшее Его Величества соизволеніе начать эти поселенія. Говорили, что Государь на пути изъ Владикавказа, при осмотрѣ Дурдурскаго укрѣпленія, указалъ на красивую возвышенность противъ этого укрѣпленія и повелѣлъ занять ее для военнаго поселенія.
Въ то время на Кавказѣ находились два малороссійскихъ казачьихъ полка, прибывшихъ сюда по возвращеніи съ польскаго похода въ 1831 г. Полки эти были на регулярномъ кавалерійскомъ положевіи, въ четырехъ-эскадронномъ составѣ каждый; первый изъ нихъ квартировалъ на Кубани, а второй въ Кабардѣ. Къ пріѣзду Государя, второму полку было велѣно представиться на смотръ Его Величеству на линіи Военно-Грузинской дороги, поэскадронно въ укрѣпленіяхъ: Архонскомъ, Ардонскомъ, Урухскомъ и Пришибскомъ. На Высочайшемъ смотру они показали себя въ блестящемъ состояніи, о чемъ лестно объявлено въ приказѣ по корпусу. Восторгъ малороссійцевъ былъ невыразимый, и братья ихъ, составлявшіе первый полкъ, завидовали имъ, но вскорѣ объяснилось, что распоряженіе командира корпуса, барона Розена, представиться полку на Высочайшій смотръ въ упомянутыхъ укрѣпленіяхъ, было въ тоже время предназначеніемъ имъ тѣхъ мѣстъ для постояннаго поселенія безъ возврата на родину»[15].
7 октября 1842 г. вышел именной указ императора - «О присоединении к Владикавказскому казачьему полку, Малороссийского №1 казачьего полка и военных поселений по Военно-Грузинской дороге». Военные поселения Владикавказское, Николаевское, Котляревское, Александровское преобразованы в станицы с переименованием поселян в казаки . Усиленный таким образом Владикавказский казачий полк передан под руководство Наказного Атамана Кавказского линейного казачьего войска и причислен к этому войску.»[16].


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Использованные источники и литература:

1. Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XII—XIV вв.
2. Путешествие Иоана Шильтбергера по Европе, Азии и Африке с 1394 года по 1427 год. // «Записки» Импер. Новороссийского университета. - Одесса, 1867. — Т. I, вып. I. — С. 31—33.
3. Эвлия Челеби. Глава III. Путь через земли Большой и Малой Кабарды. Описание древних городов и великого города земли Дагестанской, то есть описание древнего города Ирак-и Дадиан // Книга путешествия. Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века. Перевод и комментарии.. — М.: Издательство «Наука». Главная редакция восточной литературы, 1979. — Т. 2. Земли Северного Кавказа, Поволжья и Подонья. — С. 99—103. — (Памятники литературы народов Востока). — 5000 экз.
4. Тазит (Пушкин) - Викитека. ru.wikisource.org. Дата обращения 17 ноября 2019.
5. Н. М. Карамзин, «История государства Российского», том 5, глава II
6. Потто В. А. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях: в 5-ти томах, 1899, — Том 1.
7. Исламский узел Кавказской войны: идеологический и политический аспекты освободительного движения на Северном Кавказе (конец XVIII — первая половина XIX в.) / Мусхаджиев С. Х.; Академия военно-исторических наук, Майкопский государственный технологический университет. — Майкоп: Издательство МГТУ, 2006. — 198 с.
8. Советская Военная Энциклопедия
9. Полное собрание русских летописей. — СПб., 1913. — Т. XVIII. — С. 75.
10. Кузнецов В. А. На развалинах Татартупа. // Путешествие в древний Иристон. — М.: «Искусство», 1974. — 142 с. — 75 000 экз.
11. Полное собрание русских летописей, т. XVIII, Спб., 1913, стр. 89.
12. А. Ригельман, Летописное повествование о М. России
13. Дзагалов А.С. Формирование и переселение Малороссийских казачьих полков на территорию Терской области. Сопоставление и сравнительный анализ архивных сведений//Український історичний збірник. Збірник наукових праць / НАН України. – Київ, 2007. – Вип. 10. – С. 88-107.
14. Ницык П.Д. Бывшие военные поселения на Военно-Грузинской дороге // Терцы. Сборник исторических, бытовых, географическо-статистических сведений о Терском казачьем войске. Составил Войсковой старшина А. Ржевусский. – Владикавказ: Типография областного правления Терской области, 1888. – 287 с.
15. Ницык П.Д. Бывшие военные поселения на Военно-Грузинской дороге // Терцы. Сборник исторических, бытовых, географическо-статистических сведений о Терском казачьем войске. Составил Войсковой старшина А. Ржевусский. – Владикавказ: Типография областного правления Терской области, 1888. – стр. 48, 49
16. См. Дзагалов А.С. Укрепления и казачьи станицы центра Кавказской линии и Владикавказского военного округа в 30–40-х годах XIX в. // Архивы и общество. – Нальчик, 2009. – №11. – С. 128.

Автор - Симакин Дмитрий Владимирович
Категория: Станицы. Храмы | Просмотров: 10292 | Добавил: divisim | Теги: Владикавказский полк, Змейская, Истории станиц, Станицы Терского казачьего войска | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar